Двойной Гран-при Grand Piano Competition
19 июня 2024
Капитан Питер. Памяти Сергея Курёхина.
19 июня 2024
Выставка "Серебряные сокровища Омана" в Музеях Московского Кремля
19 июня 2024
Юбилейная пятая премия "Культура онлайн" открыла прием заявок
18 июня 2024

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Долгожитель Александр Серафимович

Исполнилось 160 лет со дня рождения автора "Железного потока".

Александр Серафимович. Фото: ЛГ.
Александр Серафимович. Фото: ЛГ.

Александр Серафимович Попов, будущий писатель Александр Серафимович, родился на Рождество: 7 января 1863 года. Октябрьскую революцию он встретил не только зрелым – уже немолодым человеком: ему было 54 года. Одна из первых реформ Советской власти, переход к григорианскому календарю, привела к тому, что Александр Серафимович умер на Крещение – в собственный же 86-й день рождения по новому стилю. Русский народ верил и верит, что в крупные церковные праздники уходят из жизни праведники. В какой-то мере так можно сказать о Серафимовиче. Он никогда не изменял своим убеждениям.

Фамилию, полученную при рождении, Серафимович сменил в 1889 году, когда взял литературный псевдоним для публикации первого в жизни рассказа "На льдине". В дальнейшем он этим прозванием и подписывался. Считается, что псевдоним автор взял в знак глубокой любви и уважения к отцу Серафиму Попову, есаулу Войска Донского, полковому казначею (несмотря на явную разность их политических взглядов). Правда, отца к тому времени уже давно не было на свете. Он внезапно скончался в 1875 году, оставив вдову с четырьмя детьми, Саша старший, и в существенной нужде, из-за которой отпрыску пришлось в детстве зарабатывать на хлеб своей семье. Вероятнее всего, беря имя отца как псевдоним, Александр выражал тому запоздалую сыновнюю благодарность.

Но все же псевдоним не стал паспортной фамилией писателя, как это произошло, скажем, с Вениамином Кавериным. На могиле писателя указано: "Александр Серафимович", а ниже и мельче – Попов. Дети классика советской литературы тоже были Поповыми.

Итак. Создатель романа "Железный поток" появился на свет в станице Нижнекурмоярской на Дону. Ныне она относится к Цимлянскому району Ростовской области. Эти земли описаны в книге Серафимовича "В родных местах", менее (и незаслуженно!) известной, чем эпопея о Гражданской войне. Его родитель был не из простых казаков и какое-то время служил даже в Царстве Польском. Напомню, есаул было самым высоким званием обер-офицера в дореволюционной России, в современной армейской иерархии соответствует майору. В Польше провел первые годы жизни Александр. В 1873 году семья есаула Попова воротилась на Дон в станицу Усть-Медведицкую (в 1933 году эту станицу переименуют в город Серафимович, сегодня он располагается в Волгоградской области). Десять лет спустя отрок окончил усть-медведицкую гимназию, судя по всему, с хорошими оценками, коль скоро смог поступить в том же 1883 году в Петербургский университет на физико-математический факультет. Биографы уточняют: это стало возможным, так как мать сумела выхлопотать сыну скромную стипендию от Войска Донского.


Купеческий сквер в городе Серафимович сегодня. Фото: Википедия. 

Но вместо точных дисциплин Александр Попов постиг в учебном заведении марксизм и науку революционных выступлений. Между прочим, он был близок с небезызвестным Александром Ульяновым, организатором неудачного покушения на Александра III. Покушение аукнулось Попову менее жестоко, чем его тезке. Его не казнили, а "всего лишь" арестовали и сослали в Архангельскую губернию. Северный край, разительно непохожий на солнечный хлебородный Дон, поначалу шокировал Александра. Но постепенно он привык и к суровой природе, и к здешним обитателям, нравом под стать климату. Особый интерес у него вызывали поморы – рыбаки и охотники. В тамошней Пинеге он создал свой уже упомянутый первый рассказ "На льдине" по историям очевидцев о рыбаках, унесенных в море и погибших. Текст за подписью Серафимович был опубликован в газете "Русские ведомости". Определенно, "бездушный царизм" относился к политическим ссыльным снисходительнее советской юстиции – их "товарищи по несчастью" в ХХ веке чаще всего не могли печатать созданные в ссылке литературные произведения, кроме совсем уж газетной поденщины, и та доставалась немногим…
 
После ссылки Александр, уже, можно сказать, Серафимович жил на Дону под надзором полиции и продолжал писать. Он особо не мудрствовал – описывал то, что видел. А видел повседневную жизнь крестьянства, казачества, видел несовершенство общественного устройства – но и человеческой природы (в повести "В родных местах" молодая жена старого мельника "помогает" ему уйти из жизни, чтобы завладеть добром и кутить с любовниками). Уже тогда у Серафимовича сложился его ни на кого не похожий писательский слог – грубый, литературно "шероховатый", полный диалектизмов и простонародных словечек, но очень колоритный. Ближе всего этот стиль к языку Михаила Шолохова. Ничего удивительного – земляки и единомышленники!.. Не зря же именно Серафимович, будучи главным редактором журнала "Октябрь", в 1927 году, едва прочитав рукопись "Тихого Дона", первым опубликовал 1—2 книги эпопеи в своем журнале. Должность главреда "Октября" Серафимович занимал всего три года. Не успело сложиться понятие "эпохи Серафимовича" в журнале, как позже произошло с Всеволодом Кочетовым. Но одно безусловное достижение редакторства Серафимовича для советской литературы в эти годы состоялось.

В 1902 году Александр Серафимович переселился в Москву и стал участником литературной группы "Среда", куда входили также Викентий Вересаев, Александр Куприн, Иван Бунин, Максим Горький, где председательствовал одно время Валерий Брюсов. Все это были уже именитые и сложившиеся авторы – по духу не обязательно революционеры, но точно не декаденты, обитавшие в "башне из слоновой кости". Название кружка произошло без затей от дня, когда литераторы собирались в доме писателя Николая Телешова; но его можно трактовать и более символично, как описание окружающего пространства и социума, что, полагаю, они подспудно имели в виду. К Серафимовичу в эту пору стало приходить первое литературное признание, авторитет. Его малую прозу по достоинству оценил Максим Горький – и даже вызвался быть редактором сочинений Серафимовича. Рассказ "Пески" хвалил сам Лев Толстой, человек, чье одобрение заслужить казалось нереальным. И в те же годы вышел из печати первый роман писателя "Город в степи" — о строительстве железной дороги на юге России. Роман совершенно марксистский по духу и букве, показывающий противостояние бедных жителей рабочего поселка с владыками капитала и формирование их в пролетариат, в движущую силу революции. Несмотря на такую подоплеку, роман был опубликован… Серафимовичу вообще писательская судьба мирволила, и к этому мы еще вернемся.  


Юный Александр Серафимович. Фото: veimmuseum.ru

Дореволюционный период в жизни Серафимовича интересен еще тем, что летом 1913 года он совершил масштабное мотопутешествие из Новороссийска в Абхазию и обратно. И тем, что в годы Первой мировой войны писатель попал на фронт санитаром врачебно-продовольственного отряда. За время этой службы литератор вплотную столкнулся с боевой обстановкой и подлинными настроениями российских солдат. На основе фронтовых наблюдений Серафимович писал рассказы и очерки и, в конце концов, стал военным корреспондентом "Русских ведомостей".

Естественно, как дыхание, что Серафимович безоговорочно принял и приветствовал Октябрьскую революцию. В 1918 году он вступил в РКП(б), и в том же году возглавлял литературный отдел газеты "Известия" (полное название которой было "Известия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов крестьянских, рабочих, солдатских и казачьих депутатов"; направленность газеты и ее литературного отдела совершенно очевидна). Но вскоре разразилась страшнейшая Гражданская война – и эти лихие годы писатель провел в должности военного корреспондента. Рассказывают, что он, невзирая на погодные и иные условия, лично ездил по фронтам Красной Армии, чтобы писать очерки и художественную прозу без прикрас и допущений. И есть версия, что Лев Троцкий, тогдашний командарм, предлагал привлечь Александра Серафимовича к суду за его фронтовые очерки. Но этого не произошло. Серафимович ни разу не подвергался репрессиям от "своих". С "чужими" бывало разное. Сотрудники Волгодонского эколого-исторического музея нашли свидетельства того, что фашисты в гитлеровской Германии сжигали книги Серафимовича, но при оккупации юга России не тронули дом писателя в городе, носящем его имя. "…в брошенных немецким штабом бумагах найден приказ, подписанный самим Гитлером. Он решил подарить дом известного писателя маршалу Манштейну в благодарность за разбой на Дону", - говорится в большой статье о Серафимовиче на сайте указанного учреждения культуры. В 1949 году, после смерти владельца, в этом доме был открыт первый литературно-памятный музей в честь Серафимовича. В 1989 году дом-музей Серафимовича вошел в состав Государственного музея истории Усть-Медведицкого казачества.


Дом-Музей А.С. Серафимовича. Фото: Светлана Ропина/ Социальная сеть ФотоКто

Гражданская война причинила Александру Серафимовичу глубочайшее личное горе: весной 1920 года на ее фронтах погиб его старший сын Анатолий. Вероятно, эта утрата сказалась на литературном произведении, считающемся главным в наследии писателя – романе "Железный поток", увидевшем свет четырьмя годами позже. Книга отражает реальные события Гражданской войны — поход Таманской армии под командованием Епифана Ковтюха летом 1918 года. В тексте Серафимовича полководец назван Кожухом. История о том, как 30-тысячная Таманская армия с 25-тысячным обозом из мирных жителей пробивалась к красным с Кубани, охваченной контрреволюционным восстанием, преодолев 500 километров нелегкой дороги. Книга не брутальная, а трагическая. Несмотря на убежденность писателя в правоте красного дела, он не мог закрывать глаза ни на лишения, которым подвергались бойцы, ни на страдания обывателей. По историзму и по эмоциональному накалу "Железный поток" по праву признан одним из самых значительных явлений советской литературы. Причем мощь этой книги признавали не только в нашей стране, но и за рубежом. У него, возможно, самая благополучная статистика переизданий: 121 раз в СССР и России общим тиражом свыше 4,5 миллиона экземпляров и 96 раз в мире на десятках языков. Несмотря на перерыв в советских публикациях, связанный с тем, что в 1937 году Епифан Ковтюх пострадал, как и многие иные видные красные военачальники Гражданской войны, от "Большого террора". Но даже и этот факт не отразился на судьбе самого Серафимовича…


Кадр из фильма "Железный поток". Фото: teleguide.info

За публикацией романа "Железный поток" для Серафимовича последовали вполне благополучные и славные 1930-е годы. Александр Серафимович был подлинным долгожителем среди советских авторов: прожил 86 лет. Не секрет, что жизни писателей в СССР часто "сокращали" политические причины. Но ни одна из них не коснулась Серафимовича. Напротив, ему выпадали почести, порой уникальные: единственный из писателей, он жил в городе, носящем его имя. Вплоть до самой Великой Отечественной войны и даже год после ее начала. В конце августа 1942 года писателя с семьёй эвакуировали в Ульяновск. В конце того же Серафимович переселился из Ульяновска в Москву, где успел получить Сталинскую премию первой степени в 1943 году и… побывать на фронте. Есть воспоминания о том, что восьмидесятилетний Серафимович с помощью каких-то ухищрений вступил в писательскую делегацию, которая отправлялась на фронт, и побывал-таки на передовой в кругу молодых коллег, откуда привез материал для десятков очерков и рассказов о борьбе советского народа против немецко-фашистских захватчиков. Сталинскую премию первой степени писатель получил с формулировкой "За многолетние выдающиеся достижения в литературе" – и тут же передал её в Фонд обороны.

В самом начале 1949 года писателя не стало. Он похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище вместе с младшим сыном Игорем.


Могила Серафимовича на Новодевичьем кладбище. Фото: Википедия / Сергей Семёнов. Собственная работа.

Александр Серафимович Серафимович прожил долгую жизнь. Но вот в "литературном долголетии" его книг в наши дни высказываются сомнения. Несмотря на впечатляющее количество переизданий "Железного потока" и масштабную кампанию по увековечению памяти писателя – улица его имени есть в большинстве советских городов, активно устанавливались памятники и мемориальные доски. В советские годы были экранизированы ведущие произведения Серафимовича: в 1967 году режиссёр Ефим Дзиган снял широкоформатный фильм "Железный поток" по одноимённому роману Александра Серафимовича, и тогда же режиссёр Николай Мащенко создал короткометражку "Ребёнок" по мотивам одноимённого рассказа писателя. В 1984 году режиссёр Николай Ильинский экранизировал понравившуюся в свое время Льву Толстому повесть "Пески" в виде ленты "Затерянные в песках". И еще в советские годы этого автора очень любили изображать на почтовых конвертах. Но все же в последнее время звучание имени Серафимовича несколько утихло…


Фото: Википедия

К 160-летию со дня рождения классика революционной литературы кандидат филологических наук Александр Панфилов опубликовал в "Литературной газете" очерк "Лысогор". Лысогором рано потерявшего шевелюру Серафимовича прозвал Леонид Андреев. По мнению автора очерка, Андреев ухватил "в этом прозвище какие-то важные особенности его натуры: крепкость, основательность, неторопливость. "Увесистость".

Очерки Панфилова прямо начинается с констатации: "В первые постсоветские годы его сдали в литературный утиль. Почему? Аргументы были привычными по тем временам – потому что советский писатель (ударение – на слове "советский"), верой и правдой служил большевикам, послушно славил то, что следовало славить, громил то, что надлежало громить, репрессии его миновали, получал ордена и Сталинские премии, жил благополучно (и это ещё мягко сказано), написал первый советский лубок под названием "Железный поток", в котором можно обнаружить основы пресловутого "социалистического реализма".

В основном этому роману статья филолога и посвящена, и его замечания во многом справедливы. Однако у меня есть иное мнение о том, почему Серафимович и "Железный поток" вышли из круга постоянного чтения широких масс. Просто чтобы читать и перечитывать Серафимовича, нужно большое мужество. Он писал о страшных вещах, о безжалостных явлениях и реалиях. "Железный поток" по ужасу отображаемого лишь слегка уступает зазубринской "Щепке" – ибо эта повесть написана о фактах вообще запредельных… Далеко не всякий способен на такой читательский подвиг.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ЛИТЕРАТУРА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Двойной Гран-при Grand Piano Competition
Капитан Питер. Памяти Сергея Курёхина.
Выставка "Серебряные сокровища Омана" в Музеях Московского Кремля

В Москве

Фестиваль "Театральные выходные" пройдет в парке "Зарядье" в Москве в июне
Программа X Книжного фестиваля "Красная площадь" 2024 на 7 июня
Программа книжного фестиваля "Красная площадь" 2024 на 6 июня
Новости литературы ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть