ГМИИ им. А.С. Пушкина и Мемориальная квартира Святослава Рихтера объявили новый Музыкальный сезон
7 февраля 2023
Московский Театр Антона Чехова готовит премьеру лирической комедии "Трое в парке, не считая собаки"
7 февраля 2023
Солдаты и генералы Башмета
6 февраля 2023
И чужбина, и тоска - тараканьи всё бега
5 февраля 2023

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

"Каждое стихотворение поэта Юрия Влодова есть кирпич, заложенный в основание современной русскоязычной поэзии"

6 декабря 2022 года исполнилось 90 лет со дня рождения Юрия Влодова.

Юрий Влодов. Фото: соцсети
Юрий Влодов. Фото: соцсети

Юрий Александрович Влодов (1932 -2009) вошел в русскую литературу ХХ века блестящим двустишием: "Веду по жизни, как по лезвию, слепую девочку – Поэзию". А также двумя "частушками", которые пошли в народ, утратив авторство: "Прошла зима. Настало лето. Спасибо партии за это!" и "Под нашим красным знаменем гореть нам синим пламенем!". Считается, что литературную карьеру Влодова подрубили именно эти антисоветские стихотворения. Известен он был при жизни в основном как стихотворец московского андеграунда.

Юрий Александрович Влодов родился в 1932 году в Новосибирске в театральной семье: отец еврей, родственник знаменитого одессита Мишки Япончика, мать русская. Фамилия Влодов была театральным псевдонимом отца и стала официальной для сына. Родители вместе с театром гастролировали по всей стране. На детство и юность поэта пришлись война, оккупация, эвакуация и даже период "подростковой преступности". Писать стихи Юрий начал лет с 7–8. В молодости показывал их "живым классикам" И. Сельвинскому, Б. Пастернаку, К. Чуковскому. Они отзывались о его творчестве очень восторженно. Не кто иной, как Борис Пастернак напутствовал юнца: "Каждое стихотворение поэта Юрия Влодова есть кирпич, заложенный в основание современной русскоязычной поэзии. Доброго пути, брат мой Юрий!". Много позже и Александр Солженицын отмечал: "Мощь этого поэта в том, что он идёт не от книг, а от самой жизни и поэтому, несмотря на вневременные темы, всегда современен". А Илья Сельвинский написал предисловие к подборке стихов Влодова, которая вышла в журнале "Смена" в 1967 году. За эту публикацию молодой автор был признан лауреатом журнала.

Но, несмотря на многообещающий старт творческого пути, Влодов не состоялся как советский писатель. Кроме вышеприведенных частушек, за ним числились и другие "идеологические ошибки"… За них Влодов попал в "чёрные списки", потерял возможность полноценно печататься и "социализироваться". Да и образ жизни его резко контрастировал с понятиями социалистической нравственности. Он был, прямо говоря, маргинальным. О жизни с Влодовым в какой-то деревянной халупе в самом центре Москвы написала откровенный автобиографический роман его вдова, поэтесса Людмила Осокина, с деятельностью которой связано сегодняшнее возвращение имени Юрия Александровича в широкую литературу и нынешние издания его книг. Роман так и называется: "Халупа". Книга была опубликована в середине "нулевых". А в прошлом году Людмила Осокина выпустила книгу "Фильмы о Юрии Влодове", где вспомнила о создании одноименного документального проекта из трех ретроспективных лент, две из которых были сняты при жизни поэта, а одна вышла уже в отсутствие Влодова в мире живых.

В советское время Юрий Влодов сотрудничал с журналом "Смена" и газетой "Московский комсомолец" (обычно по договорам и недолго). В постперестроечное время работал в журнале "Юность". Изредка печатался в изданиях, где сотрудничал, и журналах "Сельская молодежь", "День и Ночь", "Дети Ра", "Клуб", "Лесная новь", а также некоторых газетах. Первая книга Юрия Влодова "Крест" вышла в 1996 году в издательстве журнала "Юность". В 2002 году большая подборка стихов Юрия Влодова вошла в антологию "Дикороссы. Приют неизвестных поэтов" (М.: ИД "Грааль", 2002), собравшую сорок малоизвестных авторов со всей России. Выходили – уже в наши дни – книги "Юрий Влодов. Стихи. Биография. Библиография" (М.: Издание Союза писателей Москвы, 2009), "На семи холмах" (М.: Московские учебники и Картолитография, 2009) – первая объёмная книга поэта, в которой представлены стихи разных лет. В Союз писателей Москвы Влодова приняли за год до смерти, в 2008-м. Потому книги стихов Юрия Влодова все еще остаются литературными открытиями.

С именем Влодова связана большая литературоведческая загадка. Есть мнение, что именно он написал стихотворение "Бабий яр", которое позже творчески переработал Евгений Евтушенко. По словам Людмилы Осокиной, ее муж рассказывал, как так вышло, в поздние годы жизни. Но разрешить этот вопрос без проведения полноценных исследований невозможно, а таковых, насколько известно, не было, и авторство Евтушенко остается признанным фактом.


Владмир Цапин, Юрий Влодов и Людмила Осокина (справа). 1982 год. Фото: ludmila-osokina.livejournal.com

Магистральной темой поэзии Юрия Влодова была эпопея о взаимоотношениях Бога и человека. Она носила логичное название "Люди и боги". С таким заголовком состоялось несколько изданий, раз от разу все шире, всеохватнее. Первое появилось в 2007 году, когда Влодов был еще жив. Это было 20-тистраничное издание Московского союза литераторов. В 2012 году, к 80-летию со дня рождения поэта, была опубликована уже более "весомая" книга "Люди и боги" (М.: Время, 2012). Вдова говорила о намерении продолжать издание этих онтологических текстов.

Некогда я рецензировала книгу стихов Влодова и нашла его чрезвычайно интересным поэтом – не могли ошибиться сразу несколько корифеев советской литературы!..  

Сборник "Люди и боги" 2012 года был "визитной карточкой" Юрия Влодова. Он содержал внятную справку об авторе, фрагменты эссе о нем Тимура Зульфикарова "Первосвидетель" и основные стихи поэта, собранные Людмилой Осокиной в семь разделов. Это были небольшие циклы по двенадцать-пятнадцать стихотворений, озаглавленные строчками из стихов Влодова: "Предкнижье. "Я заглянул в зерцало Бытия”"; "Книга первая. "Явился Бог средь бела дня…”"; "Книга вторая. "Я думаю, Иисус писал стихи…”"; "Книга третья. "Едет Спаситель на драном осле…”"; "Книга четвёртая. "Крест”"; "Книга пятая. "В пустынном песке забвенья…”"; "Послекнижие. "Поэт и Бог”". Также Осокина написала для сборника обширное послесловие. Её текст был важен не только для данной книги, но и для всего литературного процесса, так как объединял литературоведческий и деонтологический анализ гигантского цикла, очерк о творчестве Влодова и об истории развития в его стихах библейской темы, и "опыт прочтения" непростых философских стихов. Выводы Людмилы Осокиной где-то могли показаться спорными, но это был первый полноценный разбор творчества выводимого фактически из небытия поэта, и следующим исследователям без него не обойтись. "…Чем я руководствовалась при составлении? Конечно, логикой событий, происходящих в этих стихах и описывающих в первую очередь историю Христа..." – говорилось в послесловии.

По мнению Влодова, история Христа не завершалась его физической смертью на кресте: потом произошло осмысление его Миссии, а затем началась новая жизнь на земле в ипостаси Бога. Поэтому в цикле Юрия Влодова шли вперемежку стихи о евангельских событиях, о предназначении Иисуса, о его отношениях с богами-предшественниками – Иеговой и другими, – и об устройстве мира, в котором на первое место ставятся люди, а не боги. Ибо, в парадигме Влодова, люди создают богов и наделяют их различными свойствами. Иными словами, главная книга Влодова выросла из его философских раздумий и отражала жизненную позицию автора, а не итог "сиюминутных" размышлений. И именно это мировоззрение никогда не попадало в "струю" правящей идеологии. В 1970-е годы, когда этот цикл только писался, само обращение к библейским и евангельским мотивам было нарушением неписаных тематических канонов для советского поэта. Несмотря на то, что стихи Влодова – стихи не верующего, а атеиста (в лучшем случае, агностика, спорящего с библейско-евангельской версией происхождения Христа). Но, несмотря на свой скепсис, Влодов писал слово "Бог" с заглавной литеры! Бог для него был ключевым понятием мира. Да и сейчас стихи Влодова не похожи на традиционную "православную" поэзию… Поэту не были нужны "посредники" между душой человека и Богом – в первую очередь, церковь и священники. И он рассматривал три версии происхождения Христа как равноценные: Сын Божий, обычный человек, совершивший духовный подвиг, и… биоробот, пришелец из космоса. Последней гипотезе Влодов посвятил цикл "Иномирец". Причем ни одна из версий не "доминировла" – Юрий Влодов со вниманием исследователя искал и находи аргументы в пользу каждой. Ведь ему был важен не ход чудесных событий, а его проекция на сознание человека, и особенно – моральная дилемма, связанная с Верой в целом и предательством Иуды в частности. Наверное, официальное богословие не приняло бы размышлений поэта. Но он ведь и писал не проповедь, а художественное высказывание.

Юрий Влодов не сомневался в божественной природе поэтического дара. Не только своего – вообще. Об этом свидетельствуют его стихи, которые хочется вспомнить сегодня, в день памяти:

***
Талант – по сути – толст.
А гений – тощ, как щепка.
Неважно – что там: холст,
Поэма, фуга, лепка.
Судьба, как дышло в бок, –
Что дали, то и схавал.
Талант – по духу – Бог.
А гений – сущий Дьявол.

***
Набухли вселенские дрожжи,
Всё месится тесто.
Покинь крестовину, о Боже! –
Отдай моё место!..
Я тоже гвоздями изранен,
И отступа – нету.
Будь щедрым, Исус Назарянин! –
Дай место Поэту!
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ЛИТЕРАТУРА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

ГМИИ им. А.С. Пушкина и Мемориальная квартира Святослава Рихтера объявили новый Музыкальный сезон
Московский Театр Антона Чехова готовит премьеру лирической комедии "Трое в парке, не считая собаки"
Солдаты и генералы Башмета

В Москве

Дорога в вечность. О картине Сергея Дебижева "Святой Архипелаг".
Встреча с театром
В Москве пройдет спектакль "Рабочий и колхозница. Гала. 85 лет любви"
Новости литературы ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть