VOLKOV ManiFEST-2020: что готовит петербургский фестиваль жителям Москвы
28 октября 2020
Фредди Кемпф, 20 лет спустя
28 октября 2020
Ясная память Михаилу Яснову!
28 октября 2020
Всё лучшее – детям!
27 октября 2020

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Ледожар Бориса Евсеева

Кандидат филологических наук Евгения Кулаковская (Барнаул) специально для "Ревизора.ru" написала рецензию на новую книгу Бориса Евсеева.

Фото предоставлены Борисом Евсеевым.
Фото предоставлены Борисом Евсеевым.

Книга "Чукотан" (М., PressPass, 2020, 251 с.), состоящая из трех повестей, вышла минувшим летом. Её сопровождают иллюстрации петербургского художника Александра Григорьева. Несколько этих интересных рисунков наш портал приводит в статье.

Новая книга Бориса Евсеева оригинальна и самобытна, оставляет послевкусие слиянности с природой, ощущение единого, восходящего к Космосу мира, и поэтому рассматривается в контексте связей с идеями "русского космизма". В книге три повести: "Чукотан", "Сокол странствий", "Кожа Иова". Наибольшее внимание привлекла повесть "Чукотан".

В последних текстах Евсеева явно чувствуется перекличка и возобновление во многом утерянных литературных связей с известным философом Н.Ф. Федоровым и всей линией "русского космизма".

"Русский космизм" как философия выражает национальную специфику мышления, в котором сошлись рациональное, эмпирическое и мистическое познание, в их живом естественном единстве, в полноте жизненного постижения. Космизм пытается объединить судьбы человека и Вселенной. Представители этого направления обращали свою мысль не к заботам о заурядной обыденности, а к мечте о новой земле и новом небе, к исканию Фаворского света, "изнутри исцеляющего и преображающего жизнь, как духовную, так и телесную".

Самые важные аспекты для уяснения качеств философии русского космизма – это:

- преодоление безысходности и отчаяния разума перед сонмом непознаваемых основ мироздания;

- русская отрешенность от практической жизни, уход к духовным формам бытия;

- магическая сила слова;

- натурфилософское мировидение;

- особое чувство сопричастности всему сущему. Каждый человек лишь частица природы, маленькое звено Космоса: "не себе одному принадлежит человек";

- самобытное отношение к природе;

- усиление онтологичности образов, обращение к архетипическим мотивам;

- переход темы души из побочных – в основную;

- взаимопроникновение высших и низших царств бытия и т.д.
 
Космизм Евсеева включает переход духовных качеств в эстетику прозы, а также в ее особую образность. В повести "Чукотан" – это яркая образность исторических фактов, при помощи которых писатель пытается решить важные отечественные и общечеловеческие проблемы.

 
Образы рая, очищения и пространства духа
 
В повести "Чукотан" актуализируются образы, метафоры и сравнения как архетипы коллективного бессознательного, которые также выступают и как индивидуальный опыт повествователя. Уже в авторском предисловии к книге обозначены темы, проходящие лейтмотивом через все творчество писателя: природа, энергетика любви, со-творение истории, мысленный взгляд в будущее, сопротивление природы человеку, пространство России.

Многие писатели последовательно развивали различные значения образа "рая" и религиозно-эстетические идеи, которые с ним связывались. В повести Евсеева рай – это "идеальный город, Небесный Иерусалим". Именно пространственный аспект в евсеевских обращениях к образу "рая" особенно значим, поскольку делает этот образ в конечном итоге воплощением подлинно духовной реальности.
 
Символический смысл Чукотки
 
Чукотка Евсеева – неповторимый рай, полуостров любви, арктическая молодящая чистота. "Райское" пространство топографически реально, - Залив Креста, сопка святого Дионисия, сопка святого Иоанна, - но, вместе с тем, максимально обобщено: рай — в первую очередь духовное явление. Авторские сигналы "непривычного рая" в тексте выражены как раз в описаниях локуса Чукотки и его святых мест: "А тут – снег, первозданность, простор! Таким и должен быть рай земной, где-то во льдах переходящий в рай небесный: диким, чистым, холодным! Вымораживающим тело, до белизны очищающим душу…". Рай – особая ценность повести, связанная с воплощением предвечной, влекущей, но недостижимой гармонии. Культурные смыслы образа "рая" привносят некий трагизм в развитие сюжета. Ведь революция не обходит стороной даже места с семантикой райского места: "Чукотка – ледяной рай. Революция – палящий жар. Чукотка – медлительность и расслаба умов. Революция – прыжок и уцеп". Здесь писатель также обозначил двойную природу райской Чукотки и чужедальней революции в образе "ледожара", что находит отражение в двойственном поведении некоторых персонажей в тексте. Автор умело подводит нас к размышлениям о рае и о жизни-смерти на безлюдных дорогах Чукотки, где можно встретить и призраков, и духов прошлого.
 
Образ "перстня-печати"
 
Ещё одним из ключевых образов в художественном мире "Чукотана" стал образ "перстня-печати". Образ повторяется на протяжении всей повести с устойчивыми типологическими признаками.

Персонажам о загадочной силе перстня, о его способности забирать волю, подчинять себе разум человека известно мало. Только после смерти тела душа героя понимает, как "украшение" изменило судьбу: "Это всё перстень… Он меня сгубил, сделал предателем!"

Образ "перстня-печати" по своим признакам восходит к мифологеме дьявола. Дьявол в виде низшего духа накладывает "печать" на кольцо, наделяет его сверхъестественными способностями: "Это не кольцо, это перстень-печатка. Кто знает, чья печать на нем высечена?" – и стремится скрыть инфернальную сущность за предметом.

Проще говоря, перстень оказывается своего рода маской, скрывающей лицо дьявола. Финальное значение перстня в тексте – порабощение человека, закабаление  его души. Герои неоднократно пытаются избавиться от кольца, вернуться к прежней легкости бытия: "Избавившись от перстня, Елена снова расцвела, стала прежней: неимоверно свежей, с лучистыми зрачками, смешливой". Но образ кольца в художественных текстах – ещё и знак нерасторжимого единства. Единство проявляется в любви Елены Бирич и Михаила Мандрикова: оно оказалось неразрывным и роковым, так как Михаил погибает, не сумев снять "печатку", хотя и продолжает казаться женщине  живым. Перстень символизирует в повести также необъяснимую любовь, которая не подлежит разгадке и не прекращается вместе со смертью.
 
Образ души
 
Традиционно образ души обозначается словами, выражающими понятия: ветер, дуновение, дыхание. Помимо ветра душа представлялась в образе огня, теплоты. Также душу соотносили с образами дыма и пара, преподносили в виде человеческой тени и т.д.

В повести "Чукотан" душа предстаёт в виде морозного облачка и обладает определенной формой: "Почти тут же изо рта его вылетело синее, с рваными краями облачко. Облачко было совсем не таким, каким был медвежий дых! Вытянутое в длину, с неровными краями, оно имело чуть повернутую набок, сплюснутую головку, еще и ручки-ножки смешно по краям трепыхались".

Для автора очевидна беспредельность души человеческой и ее зависимость от прожитой жизни: "Выкван выспросил у деда и теперь знал: вылетевшее облачко – душа. Хорошо, когда душа вырывается на простор не проколотой насквозь, не искалеченной".

Понятие "душа" в прозе Евсеева воплощает самую суть человеческой природы, поэтому если она вылетает из тела разорванной, изменившей форму, это означает, что человек вел жизнь грешную, неправедную. В то же время облачко вылетает при дыхании изо рта живой медведицы. Вот как Борис Евсеев описывает медвежий дых Огромной Серой:

"Облачки унеслись, а Выкван всё смотрел им вслед. Ему казалось: в этих набитых жаром медвежьего дыха, приятно скруглённых облачках вдруг обозначились юркие медвежата, ещё какие-то фигурки". Из этого следует: животный мир в художественных установках автора духовно часто выше и чище мира человеческого. Ведь медведица в тексте отвечает агрессией исключительно на схожие действия человека.

 
Образ России и революции
 
Пароход "Томск" в повести – и есть сама Россия. Плывет на пароходе народ "отчаянный и разношерстный". Для "Томска" характерно шатание из стороны в сторону, для пассажиров – переходы с верхней палубы на нижнюю, беспутство и склонность к озарениям, грех и праведность, сон с открытыми глазами, хождения по краю снов.

Помимо этого, судьба тогдашней страны предстаёт в образе медведя, вставшего на задние лапы: "Лысый, с черно-резиновой, пугающе липкой кожей, без единой шерстинки медведь привиделся".

Здесь же и цветочные карты. Они в художественном мире Евсеева оказываются одним из образов надвигающейся революции: "Революция на глазах распускалась газетным – в полнеба – черно-серым цветком, шевелила исколотыми проволокой заскорузлыми пальцами. Стало гадко жить, невыносимо дышать". Функционирование образа цветка в реальности текста автора порождает многообразие смыслов. По мере движения сюжетной линии в тексте раскрываются скрытые смыслы данного образа. Цветочная метафора предсказывает кровавые события революции, но и демонстрирует связь с Еленой небесной. Цветок по имени Елена Бирич – это цветок революции, то есть, карта в её кругу недозволенная. А в конце повести – это надломленный цветок "сумасшедшей" американки, снова приплывшей в Россию.

Атрибуты Елены – перстень, сны-видения, всепрощающая любовь, отрешённость, которая в тексте осмысляется как знак духовности героини: она словно взлетает над действительностью. Видения и сны сближают ее с нематериальным миром, помогают чувствовать будущее.

Оригинальное осмысление получает в тексте и женская телесность, она предстает как свечение души.

Через выстраивание ассоциативных рядов писатель посредством движения от образа к образу словно расставляет для читателя знаки, следуя которым мы подходим вплотную к исходным смыслам: России-природного-рая и России-революционного-разлома.
 
Образ любви и прощения
 
В поэтике автора заметны несколько способов приоткрыть человеческому сознанию глубины бытия с помощью усердного мыслительного труда при чтении повести. Особое место среди методов духовной работы занимает любовь.

Посредством любви осуществляется органичная интимная связь человека с миром и создателем: "Бог – это ведь тяжкая духовная пахота, и лишь затем озарения! В них он всегда присутствует. А люди озарения от себя гонят. Да и работу духовную тоже. Со-творением собственной жизни – по невидимым линиям предначертанной судьбы – не занимаются".

Любовь – и есть душа. Душа и есть любовь! Её болезни и радости тесно связаны с Богом. Причём "болезнь любви" репрезентируется через различные коды…

Наиболее важный и грустный эпизод повести прощение-прощание: "Простить приехала. Вечное прощение – что слаще этого в жизни? Он предал, а я, не театральничая, не на словах, а сердцем – его прощаю". Прощая предавшего её Мандрикова, Елена снова обретает маловесную легкость, как после снятия кольца. Так героиня осознает свою "доминанту существования" и предназначение: "Ты здесь и появилась, чтоб легкость легкую изведать, над горечью обид и сожалений подняться! В этом и будет твоя неправедная праведность".

"Чукотан", - уникальная повесть, она звучит как гимн недостижимому для всех героев, кроме мальца-Чукотана, ледяного рая.

В том же ключе "русского космизма" созданы и две более ранние по времени повести, вошедшие в книгу.

"Сокол странствий" – притча о волжских просторах, о взаимоотношениях людей и птиц, о подлости и коварстве, о прозрениях и духовной приязни, о нерасторжимости связей человека и природы.

Вторая редакция повести "Кожа Иова" переносит нас в день сегодняшний. Она тоже связана с раздумьями о терроре и революции и помогает понять, как этих тяжких испытаний избежать в наше время. Все три повести чётко соотнесены с выверенными историческими материалами, но при этом словно бы овеяны мистической дымкой.



Оригинальный художник и мыслитель Борис Тимофеевич Евсеев обладает замечательным даром предугадывать будущее. Своей живой "некнижной" прозой писатель создаёт мощное тяготение к вечным загадкам бытия-любви и бытия-природы, выстраивает в ряд захватывающие изображения борьбы за "душу живую" в русском человеке.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ЛИТЕРАТУРА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

VOLKOV ManiFEST-2020: что готовит петербургский фестиваль жителям Москвы
Фредди Кемпф, 20 лет спустя
Ясная память Михаилу Яснову!

В Москве

Как в Москве закрылся 42-ой Международный кинофестиваль
"Некурортный роман": премьера документального спектакля на Большой сцене МХАТ
MONTECCHI VS OPERA
Новости литературы ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть