В Университете "Сириус" определят спортивную предрасположенность детей
12 июля 2024
С 27 июля в Москве на ВДНХ состоится VII Международный фестиваль искусств "Вдохновение"
11 июля 2024
В Москве начала работу платформа для сбора идей по развитию культурной жизни столицы
11 июля 2024
Впервые Школа-фестиваль Леонида Лундстрема "Донбасский экспресс" пройдет в Москве
11 июля 2024

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Пётр Можаров – создатель первых ижевских мотоциклов

Специально для "Ревизора.ru".

Пётр Можаров. Фото: Дзен-блог Анастасии Андреевой
Пётр Можаров. Фото: Дзен-блог Анастасии Андреевой

Небольшая республика Удмуртия, о которой "Ревизор.ru" не так давно писал, красна не только пельнянями (пельменями), "Бурановскими бабушками" и огнестрельным оружием – но и мотоциклами. Наши читатели, рожденные в СССР, наверняка вспомнят, какими популярными машинами были "ижаки", как мечтали о них парни что в городах, что в сёлах… И даже теперь, когда есть, казалось бы, выбор зарубежных мотоциклов, "Ижи" не вышли полностью из употребления. Самое время рассказать о человеке, с которого началось производство ижевских мотоциклов.

Этими транспортными средствами советский народ обязан Петру Владимировичу Можарову (1888 —1934) — большому оригиналу, прирожденному инженеру, гениальному конструктору, человеку трагической судьбы.

Пётр Можаров родился 19 сентября 1888 года (по новому стилю) в селе Саюкино Кирсановского уезда Тамбовской губернии в семье потомственного дворянина. Однако его ближайшая родня по отцу была из тех представителей "александровской" аристократии, что уже имела собственное дело. Дядя будущего изобретателя Иван Петрович Можаров владел промышленными производствами, торговыми точками и спиртзаводом, расположенным в собственной деревне Можаровка на Тамбовщине. Управляющим на его заводе трудился Владимир Петрович Можаров – отец нашего героя. С детских лет Петя Можаров жил в этих местах и окончил церковно-приходскую школу в ближнем селе Красивка. А затем – реальное училище. В 1910 году Пётр для продолжения образования отправился в Германию, где спустя четыре года выпустился с теплотехнического факультета Лейпцигского университета и… купил свой первый мотоцикл немецкого производства. Он ездил на нем на учёбу из Лейпцига в Хемниц и обратно. Вероятно, тогда немецкая машина и завладела его душой – и зародила проект отечественных аналогов, тех самых "ижаков".

Сегодня села со звучными названиями Саюкино, Красивка, Старая Ольшанка (место крещения Петра) входят в Рассказовский район Тамбовской области. В Дзене я нашла любопытный материал Анастасии Андреевой, тамбовской уроженки, вспоминающей своего выдающегося земляка Можарова через призму "гения места", жителя деревни, связанной и с семейной историей рассказчицы. Из этой статьи я почерпнула то, о чем в Ижевске не рассказывают. Например, о том, что многие изобретения Петра увидели свет в его нежные годы в родной деревне. Именно там он изготовил первый глиссер, от которого даже фото сохранилось. Но еще более интригует, что потом Можаров снял мотор с глиссера и поставил… на аэросани. На этом чуде техники они с братьями катались по полям. Ездили бы и по дорогам, только им запретили: лошади пугались рева и быстрого движения прибора. Ну, и, наконец, на Тамбовщине Пётр Можаров собрал свой первый самолет. Не в одиночку, с помощью двоюродных братьев Бориса и Сергея и сельчан. В благодарность Можаров потом катал земляков на летающем аппарате, который самокритично окрестил "Проба". Говорят, что взлетно-посадочную полосу для него сделали на окраине села Красивка.


Фото: Дзен-блог Анастасии Андреевой

С сентября 1915 года Петр Можаров работал конструктором на Тамбовском пороховом заводе, основанном в том же году в городе Котовск и существующем по сей день. На этом предприятии он реконструировал котельные, запускал в работу кирпичное производство, проектировал завод по перегонке древесины и стационарный нефтяной двигатель. За этими разнородными техническими хлопотами прошло несколько лет, тяжелых не только для Петра Владимировича, но и для всей страны. В глобальных масштабах – произошла революция, сделавшая потомственного дворянина "бывшим" и асоциальным элементом, несмотря на его великолепные технические познания. А в личных – скончалась первая, гражданская жена Можарова Ксения, их крохотный сын был отдан на воспитание в крестьянскую семью Кольцовых, да так в ней и остался, и даже фамилию сменил. В 1920 году Можаров вновь женился – на крестьянке Варваре Петровой, в 1922 году в этом браке появился сын Борис. И от этой семьи в конце 1924 года Можаров был вынужден уехать в Ижевск, где его дворянское происхождение не было известно каждому встречному и поперечному. В декабре 1924 года Петр Владимирович поступил на службу в объединённую теплотехническую службу Ижевских заводов Ижмаш и Ижсталь, входивших в Ружейно-пулемётный трест. Вскоре он "вырос" до старшего инженера и в течение двух следующих лет занимался реконструкцией обоих заводов. К слову, именно Можаров придумал новую систему подачи заводского гудка, экономящую пар в восемь раз. А весной 1927 года Можаров подал идею организовать выпуск любезных ему мотоциклов на ижевских заводах.

Забегая вперед, стоит сказать, что, работая на Ижмаше или с Ижмашем (потому что в дальнейшем ему пришлось жить и заниматься делом жизни в более крупных городах страны), Можаров в течение шести лет спроектировал чертову дюжину моделей мотоциклов, причем 10 из них довёл до опытного образца, а три – внедрил в серийное производство. Но это написать быстро. Процесс был вовсе не таким стремительным, как, должно быть, хотелось Можарову.  

Осенью 1927 года он снова поехал в Германию – в командировку с целью изучения иностранного опыта мотоциклостроения. За два месяца Петр Владимирович объехал восемь заводов соответствующего профиля и набрал массу материала.  По возвращении из командировки Можарову поручили разработку… нет, еще пока не мотоцикла. Эскизного проекта мотоциклетного завода, способного выпускать 3500—6000 мотоциклов в год. Одобрение его проект получил 28 марта 1928 года, а уже 1 апреля Можаров – безо всяких шуток – вошел в штат мотоциклетной секции Ижевского оружейного завода. На его производстве начали проектировать мотоцикл, который можно было бы использовать для армии. Потому главными "консультантами" тут были военные.

В течение года проект первого ижевского тяжёлого мотоцикла был готов. 1 января 1929 года (праздничным и общевыходным первый день нового года стал только с 1948 года) Можарова назначили руководителем мотоциклетной секции со штатом из 9 инженеров и 20 рабочих. На этой секции к весне "сварганили" первый образец мотоцикла ИЖ-3. К сентябрю довели до готовности образец мотоцикла ИЖ-1. Одновременно доделывались модели ИЖ-2, ИЖ-4 и ИЖ-5. Так что стало возможным испытание "дебютных" ижевских мотоциклов на пробеге, о котором речь пойдет ниже.


Памятная табличка П. В. Можарову на здании Ижевского мотозавода. Фото: Википедия / Vyacheslav Bukharov.

О жизни Петра Можарова в Ижевске по сей день ходят легенды. На одном из первых детищ нового производства катался он сам. Петр Владимирович подобрал в лесу волчонка и воспитал его. Носился на мотоцикле по городу, сажая волка в коляску. На фоне конного и тележного движения в Ижевске всадник на железном коне с хищником в коляске являл собой зрелище поразительное. Скорость, видимо, была для Можарова образом жизни и главным чувством. В августе 1928 года он на импортном мотоцикле Neander-500 участвовал в 25-дневном Всесоюзном испытательном мотопробеге по маршруту Москва — Тифлис — Москва. Этот пробег организовали для выявления лучших зарубежных мотоциклов, имевших доступ в СССР.

В сентябре 1929 года первые мотоциклы ижевского завода участвовали в первом Всесоюзном испытательном мотопробеге уже среди отечественных машин. Маршрут был Нижний Новгород — Москва — Ленинград — Москва. Этот автопробег вошел не только в официальную историю промышленного развития СССР, но и в городской фольклор Ижевска. Предание о нем очень красивое. Всем экскурсантам его рассказывают с трудно скрываемой гордостью.

Срок мотопробега был обозначен заранее – 10 дней. Казалось логичным, чтобы в нем приняли участие разработчики и изготовители первой советской мототехники. Однако руководящим работникам, да и простым станочникам сложно было оставить производство на такой срок. В то же время невозможно было саботировать начинание. Начали искать добровольцев для участия в мотопробеге… И тогда  шаг вперед сделали 15 женщин – жены руководящих работников. Они заявили, что готовы подменить на ответственном задании своих мужей, чтобы завод не останавливался. Первой такую готовность выразила супруга директора завода Ивана Чекмарева, Анна Чекмарева. Она еще и взяла с собой в пробег 15-летнего сына Андрея.

Моторизованная бригада вошла в историю как "Отряд ижевских амазонок".  Амазонки успешно доехали до Красной площади, и там их тормознул конвой. Ижевцы вызвали наркома тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе и наркома по военным и морским делам СССР Климента Ворошилова. Высочайшие чины, по легенде, вышли на площадь на встречу с дерзкими мотоциклистами, посмевшими оторвать их от государственных дел. И… присели от удивления, когда "всадники" сняли шлемы, и их длинные волосы рассыпались по плечам поверх запыленных курток. Придя в себя, Серго Орджоникидзе сказал: "Просите все, что хотите!" Ижевчанки проявили себя рачительными женами и матерями: попросили наркома организовать в Ижевске строительство детских садов, которые на тот момент (под названием "деточаг") уже бытовали в столицах, но в родном городе амазонок таковых еще не было. Просьба была исполнена тут же: Орджоникидзе подписал соответствующие распоряжения и вручил дамам бумаги. С таким богатым уловом и с мотоциклами, подтвердившими свое качество, они вернулись домой. Серго Орджоникидзе в Ижевске всегда уважали. Одна из главных улиц удмуртской столицы носит его имя.

Но, несмотря на все эти достижения, производство мотоциклов на ижевских мощностях было признано нецелесообразным, и все разработки Можарова и команды передали в Трест массового производства (ТРЕМАСС), находившийся в Ленинграде. Потому в конце 1929 года конструктор был вынужден переехать в Ленинград и поступить на работу в это учреждение. В 1930 году при его непосредственном участии было организовано первое серийное производство отечественных мотоциклов марки "Тремасс-300". А в 1931 году Петр Можаров уехал в Москву и поступил на работу в Научный автотракторный институт (НАТИ), на базе которого годом позже завершил проектирование первого отечественного армейского мотоцикла НАТИ-А-750. Ему суждено было еще посетить Ижевск. В мае 1932 года Можарова в составе мотоциклетной группы конструкторского бюро НАТИ прикомандировали к Ижевскому мотоциклетному заводу для помощи в изготовлении опытных образцов. Так что он параллельно всегда поднимал по несколько мотоциклетных производств. Последним для него оказалось пребывание на Подольском механическом заводе для помощи в освоении серийного производства армейских мотоциклов в  1933 году.


Могила Можарова. Фото: Википедия

Все кончилось весной 1934-го. Внезапно и страшно. И загадочно. 4 марта 1934 года ему дали отпуск и путевку в санаторий в Сочи – в сезон, совершенно не подходящий ни для морских купаний, ни для наслаждения морским воздухом. Тем не менее, Можаров отдых воспринял как должное и строил дальнейшие планы. В день смерти, 11 марта, он написал жене оптимистичное письмо с описанием своих следующих задумок. В их числе были планы на развитие выпуска ижевских мотоциклов. И в тот же день… Петра Владимировича нашли с пулей в затылке. 11 марта родные получили телеграмму с сообщением о самоубийстве П. В. Можарова.

Самоубийство из огнестрельного оружия путем выстрела себе же в затылок – вещь невозможная, это не висок и не рот. Но советская юстиция отнеслась к версии самоубийства легко и естественно. От тела фактически избавились. Было известно, что Можаров погребен на Завокзальном кладбище Сочи, однако долгое время место его захоронения считалось утраченным. Родственники Можарова, оставшиеся в Ижевске, не хотели смириться с такой установкой, предпринимали усилия для розыска его могилы. Но только в январе 2015 года жительница города Сочи совершенно случайно обнаружила место упокоения Можарова П. В.

"МК-Сочи" посвятил этому чудесному обстоятельству статью. Сочинка Ружена Гребенюк рассказала журналистам, как наткнулась на надгробие Можарова, когда гуляла со своей собакой в районе Мемориала воинской славы в Завокзальном микрорайоне. Она увидела заросшую плиту, расчистила ее, прочитала фамилию, имя, отчество и решила проверить в Сети: вдруг этого человека кто-нибудь разыскивает? По интернет-данным Гребенюк поняла и масштаб личности, которая здесь похоронена, и масштаб собственного открытия. Вскоре после обнаружения плиты администрация Ижевска обратилась к сочинским коллегам с просьбой придать месту погребения основателя советской мототехники более пристойный вид. Ставился и вопрос о перевозке праха Петра Можарова в город, откуда началась его слава. Но дальнейшие события показали: на могиле Можарова установили солидный памятник, следовательно, переводить останки в Ижевск вряд ли будут. Но возле Ижмаша, теперь ПО "Аксион", установили памятник Петру Владимировичу и его железному коню. А также в 1989 году улицу Жданова в Ижевске переименовали в улицу Можарова. Хотя, по факту, память Можарова – все равно что память его тёзки Чайковского: принадлежит не какому-либо городу или региону, а всей стране.


Памятник Можарову в Ижевске. 

Почему при столь загадочных обстоятельствах ушел из жизни человек, работавший на вооружение Красной армии быстроходной и маневренной техникой? Можно долго строить предположения. Слышны по сей день голоса и о том, что Можаров мог покончить с собой, чувствуя, что над ним сгущаются тучи. Как это сделал через три года тот же Серго Орджоникидзе за несколько дней до мартовского пленума ЦК, который, он полагал, может стать для него роковым. "Самострел" Орджоникидзе, оставившего жене письмо с изложением мотивов и причин самоубийства – сплошь политических – тоже долго официально объявляли инфарктом… Но товарищ Серго выстрелил себе в сердце. Вогнать пулю себе в затылок вряд ли мог даже такой гений конструирования, как Можаров… Поэтому в Ижевске говорят о том, что Петр Владимирович чем-то не потрафил Берии, который в те годы как раз входил в силу и в 1934-м был впервые избран членом ЦК. Якобы, Берия "копал" под все производства, с которыми связан был Можаров. И, возможно, 11 марта 1934 года конструктора просто устранили. Но все это лишь толкования. Тайну своей смерти Петр Владимирович унес с собой в могилу.


Фото: omoimot.ru

Хорошо, что он не унес туда же проект "Ижаков"!.. На радость всем пацанам Советского Союза. Да и современным мотогонщикам. Вон, в 2014 году один байкер совершил путешествие, которое так и назвал "Минидальняк по Сибири на Иже" – от Горноалтайска до Красноярска. И явно он не единственный, кто и в наши дни предпочитает импортным машинам изобретение Можарова!..
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ОБЩЕСТВО"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Владислав Шкляев – Корсунский: «И кадр живет, и режиссер доволен, и зритель счастлив».
В Университете "Сириус" определят спортивную предрасположенность детей
"Русская Фёкла" научит ребят и взрослых основам экологичного потребления

В Москве

С 27 июля в Москве на ВДНХ состоится VII Международный фестиваль искусств "Вдохновение"
В Москве начала работу платформа для сбора идей по развитию культурной жизни столицы
Впервые Школа-фестиваль Леонида Лундстрема "Донбасский экспресс" пройдет в Москве
Новости общества ВСЕ НОВОСТИ ОБЩЕСТВА
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть