"Классики русской живописи и графики": "передвижники" в Рязани
27 октября 2021
Новые приключения странствующего рыцаря
27 октября 2021
Нонна Гришаева и Александр Олешко станут ведущими Церемонии вручения Премии "Звезда Театрала"-2021
26 октября 2021
Волонтер наследия: лучшие практики и инициативы
26 октября 2021

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

"Контрабас" Патрика Зюскинда – документалистика на театральных подмостках

Театр "АТР" показал спектакль о музыке, сделанный музыкантами.

Фото: Рамиль Гараев
Фото: Рамиль Гараев

Удивительная и странная драматургия - этот самый "Контрабас". Формально – это одноактная пьеса для одного героя. А поскольку герой один, то и не требуется обозначать в тексте, кто произносит те или иные слова. И пьеса-монолог больше становится книгой, чем сценическим произведением.

По крайней мере, в качестве книги, "Контрабас" вполне самодостаточен.
 
А если самодостаточен, то почему он привлекает такое внимание режиссёров и актёров? Да и по сути здесь всё очень странно. С одной стороны, почти всё время герой, контрабасист, работающий в оперном театре где-то там на задворках группы контрабасов, рассказывает о своём инструменте так, что поначалу это воспринимается как своеобразная форма просветительского стендапа, нечто вроде того, что можно наблюдать на дневных филармонических концертах где-нибудь на периферии.

Фото: Рамиль Гараев 

А с другой-то стороны, этот монолог самоугрызающегося неврастеника очень постепенно, почти незаметно выстраивается в драматическое крещендо, обрывающееся на высокой почти трагической ноте. Она, может была бы и в самом деле трагической, если бы наш герой не успел бы продемонстрировать всё своё ничтожество. Не то, чтобы он был отрицательным героем или ещё кем… Это такой персонаж то ли Камю, то ли Кафки, такое безвольное инфантильное существо…
 
Спектакль по пьесе Патрика Зюскинда поставила Диляра Муравицкая – режиссёр, оперная певица, педагог. Эта постановка, помимо прочего, интересна именно тем, что и режиссёр, и актёр, а в роли Контрабасиста выступает Валентин Петриченко, знают материал пьесы в самом буквальном смысле изнутри. Валентин Петриченко именно контрабасист и есть, он душа и двигатель рок-клоунадного трио "Бурлеск-оркестр".  Поэтому вся пластика движений, отношение к инструменту, всё это производит особое впечатление. Ведь время от времени контрабас перемещается по сцене не менее динамично, чем сам Контрабасист. Вплоть до совместного танца (хореография Александра Терлецкого). Когда из зала становится совершенно очевидно, что в роли Контрабасиста выступает именно контрабасист (а это заметно), уровень правды, реальности становится абсолютно иным. Когда Петриченко, совершенно в рамках текста, доверительно обращается к залу, пусть и с риторическими вопросами, сам же и отвечая на них, показывает на контрабасе то, что не может сделать ни один актёр, все прочие его реакции и реплики, вся эта неврастения по отношению к той музыке, которая ему не нравится, к шуму из-за окна, к оркестровому социуму – это всё становится гиперреалистичным и суперубедительным.

Фото: Рамиль Гараев 

Диляра Муравицкая лишь минимально сократив текст Зюскинда, построила свою режиссёрскую конструкцию, насколько возможно точно следуя тексту пьесы, вплоть до фонограмм, которые воспроизводили фрагменты произведений Брамса, Шуберта, Вагнера, вызывавшие у героя пьесы шквал эмоций. Собственно, в монопьесе оказалось три героя, взаимоотношения между которыми и выстраивают всю драматургию – Контрабасист, собственно, контрабас, с которым главный герой всё время сосуществует в режиме любви-ненависти и певица Сара, в которую влюблён Контрабасист и которая о нём и не слыхала вовсе.
 
Д. Муравицкая выстроила лаконичную сценографию, в которой предметы работают либо в качестве необходимого реквизита, прописанного автором, вроде проигрывателя, либо становятся частью символики, как, например, концертный костюм музыканта, состоящий из чёрных и белых элементов, как смокинг и белая рубашка – и этот контраст работает в монологе, когда Контрабасист вспоминает родителей с таким же контрастным отношением к нему и к жизни.


Фото: Рамиль Гараев

Режиссёр очень изящно проигнорировала тот факт, что в пьесе Зюскинда герой постепенно накачивается пивом и это один из факторов, подогревающий уровень страстей. Здесь этого "внешнего фактора" нет, и плавно раскручивающаяся спираль эмоций есть результат исключительно внутренних фантазий и переживаний героя. Что, надо сказать, даже убедительнее.

И Валентину Петриченко удалось провести всю эту драматургическую линию от неуверенных, осторожных обрывков фраз к истерическому взрыву эмоций в финале. И, кстати, очень любопытно было наблюдать за публикой, которая явно пыталась нащупать границу между документалистикой в рассказах о контрабасе и жизни музыканта в театре и вымыслом художественного произведения.

Этот спектакль стал удивительным опытом – сплавом театральной условности и буквальной реальности.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "МУЗЫКА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

"Классики русской живописи и графики": "передвижники" в Рязани
Новые приключения странствующего рыцаря
Волонтер наследия: лучшие практики и инициативы

В Москве

Нонна Гришаева и Александр Олешко станут ведущими Церемонии вручения Премии "Звезда Театрала"-2021
"Юнона и Авось" на Казанском вокзале
История о том, как рай превращается в ад. "Альфа & Омега" в "Геликон-опере"
Новости музыки ВСЕ НОВОСТИ МУЗЫКИ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть