"Варшавская мелодия" по пьесе Леонида Зорина. Театр на Таганке. Малая сцена. Постановка Виктора Трегубова.
23 мая 2024
Возвышенные гармонии
22 мая 2024
Радио России – о мариупольском Большом Новогоднем представлении, возрождении города и бессмертии русской культуры
22 мая 2024
Что означает медный таз в итальянских натюрмортах эпохи барокко?
22 мая 2024

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Мир без чудес. "Обыкновенное чудо" в Вахтанговском театре.

Специально для "Ревизора.ru".

Все фото: vakhtangtheatre.com
Все фото: vakhtangtheatre.com

"Обыкновенное чудо" по Евгению Шварцу в Театре имени Вахтангова (режиссер Иван Поповски) – это очень эффектное, дорогое, но и очень мрачное зрелище. Уверен – большой хит сезона. Не отступая от текста пьесы, известного всем хотя бы по фильму Захарова, да и очень интеллигентно апеллируя к этой культовой ленте, Поповски сделал спектакль совсем о другом! Все мы помним по фильму, как волшебник (тут его играют Владимир Логвинов и Леонид Бичевин, я видел Бичевина) говорит с горечью своей жене (Яна Соболевская и Елизавета Палкина, я видел вторую): "Спи, родная моя, и пусть себе. Я, на свою беду, бессмертен. Мне предстоит пережить тебя и затосковать навеки. А пока - ты со мной, и я с тобой". Это, хоть и запомнилось, было в фильме не главным – верилось, что любовь сможет, совершая чудо, "отменить" и этот пункт… Ну и вообще, когда это еще будет…. Так вот: в режиссерской версии Поповски этот момент уже наступил.

Справедливости ради заметим: "Обыкновенное чудо" за 70 лет как только ни ставили. Мы вспоминаем телефильм Захарова – но ведь был и фильм Эраста Гарина, где он играл Короля, а Медведя – сногсшибательный Олег Видов. А сам Поповски когда-то воплощал "Обыкновенное чудо" как мюзикл. А поворот с историей, придуманной волшебником для больной жены, мы уже видели в спектакле Петра Шерешевского на одной из камерных сцен Санкт-Петербурга…

Но дело не в повороте, то есть, не в основном "интерпретационном приеме". Дело в том, что из этого зерна вырастет. И тут у Поповски, образно выражаясь, взошли целые буйные джунгли. В джунглях ведь и весело, и страшно, и очень темно (в самой гуще). Да и декорации как раз иногда переносят нас в волшебный лес а-ля Анри Руссо или Фрида Кало.



Итак, на сцене больничная кровать, на ней женщина в белом. Перед кроватью мужчина во всем черном (и красных кедах; сочетание черного, красного и белого – это основной цветовой код спектакля). Чтобы развлечь тяжело болеющую (как-то сразу понимаешь: умирающую) подругу, он что-то рассказывает, вырезает из картона. И – о чудо! –  картонные декорации вырастают до неба (причем на них даже остаются маркировки, как на коробках), а придуманные им люди оживают! Так начинается спектакль. А кончается он невероятно эффектно: на сцену наползает, черная, жуткая целлофановая лавина, вроде как море. И жена уходит по нему прочь, оставляя утомленного и наконец уснувшего мужа в мире живых... А между этими сценами – два действия, насыщенных событиями, шутками, песнями (как не вспомнить, что Поповски поставил множество музыкальных спектаклей, включая, между прочим, "Войну и мир" в Большом)... Да-да, звучат многие хиты из той, захаровской постановки в живом исполнении, и звучат совсем иначе. С меньшим блеском, более грустно...  Например, знаменитый дуэт Трактирщика и Эмилии  о цветочках (я видел его в исполнении Игоря Карташева и Марии Волковой).  Или еще более знаменитая песенка про бабочку, которая крылышками "бяк-бяк-бяк" (поет министр-администратор в исполнении Григория Здорова). Как-то не получается веселья. Потому что и в сказке дело не ладится, мало что удается грустному волшебнику.

Всё, как в стихотворении Бориса Рыжего "Городок, что я выдумал и заселил человеками..." – "Барахлит городок! ". Отметим в высшей степени впечатляющую работу сценографа и художника по костюмам Марии Трегубовой. Ее декорации, ее костюмы, сделанные в сюрреалистической манере – иногда, а иногда в манере жесткого концептуализма, а иногда отсылающие например, к Бэнкси – это отдельное произведение искусства. При этом, что очень важно, существующее в полной гармонии с режиссёрский замыслом.

Вот, например, такой эффектный ход – в первом действии костюмы персонажей очень ярки, вызывающе пестры – а во втором они же становятся абсолютно серыми, будто присыпанными горьким пеплом. Словно кино перешло на монохром, прием известный, но в театре я такое видел впервые. Секрет прост – были изготовлены варианты костюмов и вещей, но в сером цвете! Особенно эффектно это выглядит на примере трона Короля, обитого ярко-красным бархатом, который становится серым, как дерюга мешка... Серый цвет великолепно отражает внутренне состояние Принцессы после разлуки с Медведем – и он не меняется до конца спектакля.



Хэппи-энда, увы, нет и у этой истории любви, как и у главной – истории Волшебника и его жены... Ну да, все по сюжету – юноша (Николай Романовский и Эюб Фараджев, я видел второго) находит Принцессу (яркая, запоминающаяся роль молодой вахтанговской звезды Полины Рафеевой; с Фараджевым они играли в хите прошлого года – спектакле "Генерал и его семья"). Но никакого торжества любви и справедливости это не приносит – ну, нашел... ну, наконец, встретились… Ничему это не поможет, не в этом дело...

А дело в том, что режиссер безжалостно рисует нам мир, в котором чудеса невозможны в принципе. В этом мире бессилен самый могучий волшебник, мир живет по своим, неведомым и мрачным законам. И еще – это мир без Бога. В советской атеистической версии ситуацию и героев спасал жизнерадостный артистизм, помноженный на некий "абстрактный гуманизм". Вообще, искусство пыталось собой заменить религию, внедряя некие "вечные", общечеловеческие ценности... Помним, чем все кончилось в масштабах страны. То-то апологет такого подхода Марк Захаров (все его любимые советской интеллигенцией фильм на том и построены) так вписался в перестройку, став одним из ее пресловутых "прорабов"!

Здесь, повторюсь, это не работает. Но ничего другого режиссер нам не предлагает. Поэтому так грустно покидать зал... Не спасает и финальный аккорд, когда все персонажи выходят на сцену и начинают дурачиться, мол, всё это не взаправду, всё игра... грустная игра. Похожая на жизнь, и даже слишком.



Отмечу, что Иван Поповски, родом из Македонии, много лет назад блистательно начинал на московской сцене. Потом его вещей в Москве широкой публике было как-то не очень видно (он, например, много ставил в Театре Камбуровой). Были, конечно, и заметный постановки – в Мастерской Фоменко, к примеру. А в последний год Поповски поставил два очень заметных спектакля, связанных между собой и творческой манерой, и, главное, не слишком веселым (мягко говоря) отношением к жизни. Я имею в виду "Вишневый сад" в Мастерской Фоменко и вот нынешнюю премьеру (первые показы состоялись месяц с небольшим назад). Можно поздравить и театр Вахтангова, уверенно проводящий нынешний сезон.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ТЕАТР"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

"Варшавская мелодия" по пьесе Леонида Зорина. Театр на Таганке. Малая сцена. Постановка Виктора Трегубова.
Возвышенные гармонии
Радио России – о мариупольском Большом Новогоднем представлении, возрождении города и бессмертии русской культуры

В Москве

Молодые выпускники "Академии А. Белова и О. Кормухиной" дадут музыкальный квартирник "Встречаем лето"
Премьера спектакля "Добыть Тарковского" в московском театре "Пространство "Внутри"
"САШАШИШИН" по роману Александры Николаенко "Убить Бобрыкина" в театре "Современник"
Новости театров ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРОВ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть