Спектакли БДТ им.Товстоногова с участием Светланы Крючковой пройдут в Москве
15 июня 2021
Выставка полотен семьи художников Рудаковых в Рязани
15 июня 2021
Андрей Платонов - главный герой Платоновского фестиваля искусств в Воронеже
14 июня 2021
Музыкальный детектив по "Бесприданнице" играют в Новосибирском музыкальном театре
14 июня 2021

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Жизнь Ивана Тургенева была окружена мистикой и тайнами

В этом "Ревизор.ru" убедился в родовой усадьбе Тургенево.

Памятник Ивану Тургеневу в Тургеневе. Все фото в статье Е. Сафроновой.
Памятник Ивану Тургеневу в Тургеневе. Все фото в статье Е. Сафроновой.

В Чернском районе Тульской области находится село Тургенево – родовая усадьба Тургеневых. Самый знаменитый представитель этого рода – Иван Сергеевич Тургенев. В селе сохранился усадебный комплекс: парк, разбитый в начале XIX века, каменная Введенская церковь, здание бывшей бумажной фабрики (зимнего флигеля), где живал Иван Тургенев, а также некоторые службы. "Ревизор.ru" побывал в усадьбе, где расположен историко-культурный и природный музей-заповедник И.С.Тургенева "Бежин луг", который с 2016 года входит в состав Тульского Объединения "Историко-художественный и краеведческий музей". До собственно Бежина луга рукой подать от усадьбы.

Мне повезло на майских праздниках попасть на экскурсию по Тургеневу, которую проводила методист Тамара Георгиевская, пользующаяся славой одного из лучших экскурсоводов. Тамара Владимировна – автор книги "Тургеневские истории. Легенды и факты", вышедшей в Туле в 2020 году. В основу книги легли архивные документы – из Российского Государственного архива древних актов, Российского Государственного исторического архива и Госархива Тульской области. Привлечен и солидный комплект ранее написанных другими изыскателями книг.



Исследователь посвятила свой труд не самому Ивану Сергеевичу Тургеневу, а селу, откуда произросли его корни. Как отметила рецензент книги М. Преображенская: "История села была исследована с момента первого упоминания этого села в архивных документах, при этом по одному событию автор сопоставляет сразу несколько источников… Каждое событие подтверждается документами той эпохи, …а не …лирическими рассказами очевидцев. …Новые исследованные факты иногда подтверждают традиционные легенды, а иногда представляют совершенно другую версию событий. Стремление автора к воспроизведению настоящей действительности… позволило создать сборник исторически достоверных рассказов…, так как многие …бытия в селе и жизни тургеневцев – это история всей страны" (рецензия сделана предисловием).

История села начинается с начала XVII века, когда теперешний крохотный город Чернь был столицей Чернского края и стоял на Муравском шляхе – пути в Крым. Это приносило жителям много бед. "Татаровя крымские и нагайские" то и дело разоряли Чернский уезд, брали жителей "в полон". Чернские дети боярские писали челобитную царю, перечисляя убитых, раненых и угнанных жителей. Село Тургенево в те времена (да и вплоть до конца XVIII столетия) именовалось Везовня или Вязовня. Род Тургеневых символично "перекликается" с теми далекими горячими событиями. Родословная Тургеневых известна с 1440 года: мурза Арслан Тургенев прибыл к великому князю Василию Темному и попросил принять его на службу. Мурза перешел в православие. Все его потомки стали военными. Один был воеводой в Туле, другой воеводствовал в Царицыне во время бунта Стеньки Разина – и так далее, до более близких к нам времен, до рождения Ивана Тургенева. Он вроде как был штатским… но не все так просто.

Речка Снежедь. 

Село существовало задолго до того, как в 1800 году прабабка писателя Прасковья Тургенева-Сухотина завещала его сыну гвардии прапорщику Николаю Алексеевичу Тургеневу уже под этим "фамильным" названием. Полтора столетия Везовна находилась во владении Сухотиных, сказано в книге. Еще бытовало название села Введенское – по храму. "Сухотина Прасковья Михайловна… была выдана в замужество за …капитана Тургенева Алексея Романовича, после турецкого плена приезжавшего в отпуск в Богоявленское. Она имела в приданном эту Везовну и 500 крепостных душ, т.е. не Алексей Романович получил в приданное, а Прасковья Михайловна еще девицею стала хозяйкою, а муже ее пришел в "примаки к ней"…, потому хозяйничала она…, а не он".

Кстати, такой расклад – муж-примак – для рода Тургеневых характерен. Батюшка писателя Сергей Николаевич по уговору отца, сознающего свою нищету, отправился свататься к девице Варваре Лутовиновой, чьи богатые владения находились через речку и Бежин луг от Тургенева… Но на Иване Сергеевиче "закономерность" пресеклась. Он не вступил в брак, потому что почти сорок лет любил певицу Полину Виардо, у которой были муж и дети. Тургенев долго прожил в кругу семьи Виардо, как сам говорил, "на краю чужого гнезда". Биографы расходятся во мнениях, возникли ли между певицей и писателем не только платонические отношения – но свечку в любом случае никто не держал. Единственная дочь Тургенева, Пелагея, позже "переименованная" в Полину, была рождена вне брака и воспитывалась с восьми лет во Франции. Виардо сама предложила взять ее на воспитание. Это было благородно, но, увы, вскоре у певицы и ее подопечной испортились отношения, и девочку переправили в частный пансион. Только к совершеннолетию Тургенев смог "подарить" своей дочери право носить его фамилию. Но Полинет, как звали ее на французский манер, вскоре утратила фамилию, выйдя замуж за француза Гастона Брюэра. Брак оказался неудачным, супруги разъехались. Двое детей Полины Брюэр умерли бездетными. Потому живых продолжателей рода Тургеневых – потомков писателя – нет на свете. Исследуют жизнь рода и наследие Ивана Тургенева люди "посторонние", но неравнодушные. Тамара Георгиевская – одна из них.


Т.В. Георгиевская с портретом дочери Тургенева Полины.

Если вернуться к книге "Тургеневские истории. Легенды и факты", это ценный вклад в изучение истории Тульского края, в том числе в связи с родом Тургеневых – не только для краеведов или местных школьников, но и для ученых разного профиля. Опубликованные (многие, возможно, впервые) и введенные Тамарой Владимировной в научный оборот документы существенно расширяют наши представления о помещичьем хозяйстве до революции, о взаимоотношениях крестьян с барами после отмены крепостного права, и о собственно тургеневских владениях. Часто упоминается Введенская церковь, долго, не одним поколением Тургеневых строившаяся – а ныне столь же долго реставрируемая. Есть и глава о бумажной фабрике, принадлежащей помещикам в середине XIX века. В интернете есть версия, что на бумаге с этой фабрики Иван Сергеевич написал первые "Записки охотника". Это неправда – первая бумага из производства вышла позже. Книга подробно описывает, кто из Тургеневых что построил в своем имении, кто чем и как распоряжался, заглядывает в послереволюционные времена и в целом представляет собой панораму уникальных сведений. Но книга – сугубо научный труд на протяжении большей части повествования. Даже беллетризованные вставки не превращают "Тургеневские истории…" в модный сейчас нон-фикшн, документальную прозу.

Научная работа не ставит себе задачу конкурировать с художественной прозой. У них диаметрально разные цели – и аудитории. Тем, кто едет в усадьбу Тургенево провести выходной, а не писать историческую статью, прежде всего, при всем уважении, интересны не прабабушки, прадедушки и строительные эпопеи, а лично "гений места" Иван Сергеевич. А из историй рода туристы обычно предпочитают предания, к которым настороженно относятся ученые. Да, семейные легенды могут быть недостоверны, путаны, делать из мухи слона – зато как они колоритны!..

Дом-музей в Тургеневе. 
То, что Алексей Романович Тургенев был в турецком плену – исторический факт. А вот связанные с этим фактом семейные легенды добавляют ему красок. Первая: прадед Алексей Романович служил в гвардии при Анне Иоанновне. Все мужчины этого рода были красавцы писаные (Иван Сергеевич считал себя исключением из семейного правила, но портреты не лгут – с годами он становился все импозантнее; его лучшее изображение сделала Полина Виардо – полный сил мужчина в самом расцвете лет, удивительно привлекательный). Якобы всемогущий Бирон приревновал Алексея Тургенева к императрице – и отправил возможного соперника, точно библейский царь Давид, на войну с турками. Русская армия тогда как раз осаждала Очаков. Бирон надеялся, что Тургенев не вернется. Он и вправду попал в плен под Очаковым. Вторая семейная легенда гласит, что Алексей Романович в плену не бедствовал: был приближен к султану, набивал и раскуривал ему трубку и подносил кофе. И вот одна из жен султана, славянского происхождения, влюбилась в добра молодца – но превозмогла свою любовь и подарила ему кошель с золотом, чтобы он бежал. На эти деньги Тургенев и добрался до родины. А дальше – женился на состоятельной Прасковье, дочери своего гвардейского знакомца. У них родились пять сыновей и три дочери. Один из сыновей был дед Ивана Николай Алексеевич.
 
Впрочем, книга Георгиевской завершается художественно:

"…Я должен все же сказать, что в родном воздухе есть нечто неуловимое, трогающее вас и хватающее за сердце. Это невольное, скрытое тяготение тела к той земле, на которой оно родилось. И потом, детские воспоминания, эти люди, говорящие на вашем языке и сделанные из одного теста с вами, все вплоть до несовершенств окружающей вас природы, несовершенств, которые делаются вам дорогими, как недостатки любимого существа – все это вас волнует и захватывает. Хоть иной раз бывает и очень плохо – зато находишься в родной стихии". Так говорил писатель о селе Тургеневе. Он десятилетиями жил за границей, знал толк в красотах других стран. Ему можно верить  насчет "невольного, скрытого тяготения тела к земле, на которой оно родилось". В случае Ивана Сергеевича это "тяготение " выразилось буквально. Он скончался во Франции, в доме Полины Виардо, но похоронен в Петербурге на Волковом кладбище. То была его предсмертная воля.

Памятник писателю в Тургеневе. 
Живой и увлеченный рассказ Тамары Владимировны во время экскурсии волнует и западает в память. С экскурсоводом гости проходят три зала музейного здания. Экспозиция грамотно скомпонована так, чтобы от общего – усадьбы и ее насельников – перейти к частному – Ивану Сергеевичу Тургеневу. Впрочем, вернее назвать его сердцем и душой этого домика. В первом зале представлены макеты усадьбы тургеневских времен и бумажной фабрики, портреты родных Тургенева – блестящего кавалергарда отца, слывшей некрасивой матери, брата Николая и его гражданской жены, фото усадьбы за разные годы и витрина с книгами Тургенева на разных языках. Эта коллекция изданий – заслуга Тульского историко-краеведческого общества, объединяющего граждан, живущих по всему миру, но имеющих тульские корни. Года четыре назад члены общества решили к 200-летию со дня рождения Тургенева собрать 200 иностранных изданий его книг. Сейчас изданий уже гораздо больше, отметила Тамара Владимировна. Их присылают дарители из Нидерландов, Германии, Португалии, Новой Зеландии, Израиля, Америки, Италии, Франции, Болгарии, Чехии… Некоторые издания уникальны – например, проза Тургенева в переводе Набокова, о чем даже не знали (по крайней мере, не писали) литературоведы.

Макет усадьбы. 
Второй зал объединяет тема любви Тургенева к Полине Виардо – и его еще одной страсти: охоте. В молодости Иван любил охотиться, даже сам выходил на волка. Волчьей охоте с русскими борзыми посвящен редкий экспонат – картина, написанная боевым генералом Георгием Константиновичем фон Мейером, знатоком этого дела. В сюжете русские борзые прижимают серого к земле. Обычно от этого у волка ломается хребет – и охотнику остается лишь "спеленать" свою добычу, даже не тратя пули. Другая интересная картина – "портрет" реально существовавшей русской борзой по кличке Варвар, настолько чистокровной, что ее продали во Францию для вывода собак этой породы. Но после несчастного случая на охоте Иван Сергеевич перестал охотиться лично – и заделался "охотником по перу", как его называли современники.

Борзая Варвар.
В этом же зале фотографии двух Полин – возлюбленной и дочери. О чувстве Тургенева к Виардо Георгиевская рассказывает так, что слезы наворачиваются. Последнее из ряда мистических событий, сопровождавших Ивана Сергеевича всю жизнь, таково. Он умирал долго и мучительно. Полина Виардо отвела ему комнату на третьем этаже в своем доме. Однажды она пришла навестить больного. Чуть певица приоткрыла дверь – лежавший в беспамятстве Тургенев пришел в себя и прошептал: "О, царица из цариц, как много добра она сделала!" Это оказались его последние слова. А за тысячи верст от Франции, в Спасском-Лутовинове, во время угасания Тургенева падали портреты со стены и засыхали посаженные им аллеи деревьев… 

Кстати, деревья Тургенев различал… по полам. Как свидетельствует Афанасий Фет, однажды они прогуливались с Тургеневым – и вдруг улегся ветер, наступила блаженная тишина. В этот миг полной тиши и безветрия Тургенев сказал своему спутнику: мол, смотри, вот эта березка – женщина. И березка стала помахивать веточкой на их глазах.

Портрет Полины Виардо. 

Ветер, дуновение, прикосновение воздуха были очень значимы для творчества Тургенева. Он посвятил Полине Виардо стихотворение в прозе "Когда меня не будет", где практически обещает вернуться к ней с того света: 

"Когда меня не будет, когда всё, что было мною, рассыплется прахом, — о ты, мой единственный друг, о ты, которую я любил так глубоко и так нежно, ты, которая наверно переживешь меня, — не ходи на мою могилу… Тебе там делать нечего.

Не забывай меня… но и не вспоминай обо мне среди ежедневных забот, удовольствий и нужд… Я не хочу мешать твоей жизни, не хочу затруднять ее спокойное течение.

Но в часы уединения, когда найдет на тебя та застенчивая и беспричинная грусть, столь знакомая добрым сердцам, возьми одну из наших любимых книг и отыщи в ней те страницы, те строки, те слова, от которых, бывало, — помнишь? — у нас обоих разом выступали сладкие и безмолвные слезы.

Прочти, закрой глаза и протяни мне руку… Отсутствующему другу протяни руку твою.

Я не буду в состоянии пожать ее моей рукой — она будет лежать неподвижно под землею… но мне теперь отрадно думать, что, быть может, ты на твоей руке почувствуешь легкое прикосновение.

И образ мой предстанет тебе — и из-под закрытых век твоих глаз польются слезы, подобные тем слезам, которые мы, умиленные Красотою, проливали некогда с тобою вдвоем, о ты, мой единственный друг, о ты, которую я любил так глубоко и так нежно!"

Витрина с книгами Тургенева. 

Заключительный зал экскурсии – комната, имитирующая кабинет Тургенева во Франции. Мебель в нем не подлинная, но аутентичная того времени. Книжному шкафу, например, тоже 200 лет, как и классику, чьи книги (на русском языке) наполняют его. Тут есть и шахматный столик, напоминающий о том, что в 1870 году Иван Сергеевич был вице-президентом международных шахматных соревнований, поскольку, как афористично сформулировал кто-то из современников, если бы он не был великим писателем, то стал бы великим шахматистом. В кабинете хранится и ценнейший экспонат – письмо Ивана Сергеевича его дочери. Документ подарил губернатор Тульскому художественному музею. В Тургеневе выставляется его качественная копия. И здесь же, в кабинете, гостям рассказывают еще об одной загадке писателя: был или не был он русским разведчиком во Франции, "Штирлицем"? Как говорит Тамара Владимировна, на этот факт намекали сотрудники известной структуры, посетившие музей. Прямых доказательств этого предположения нет – но ведь такие люди улик и не оставляют… Ходит слух, что версию "Тургенев был резидентом российской разведки под крышей Полины Виардо" подал не кто иной, как глава КГБ СССР Юрий Андропов. На эту тему даже написаны книги.

Манускрипт Тургенева.

А в 2018 году, году двухсотлетия Тургенева, во дворе Московского государственного института международных отношений установили памятник: Иван Сергеевич и Полина Виардо. Как пишут в прессе, на открытии скульптуры ректор МГИМО произнес речь. Из нее следовало, что, если Тургенев и не был официальным послом России во Франции, тем не менее, оказался успешным дипломатом, повлиявшем на "сближение" этой страны с нашей державой после провальной Крымской войны (поражение в которой переживал как личную трагедию). О собственно шпионаже прямо не говорилось, но кто знает – возможно, "штатский" Тургенев и впрямь был "бойцом невидимого фронта"?..

Наконец, Иван Тургенев самим своим поведением в Европе развеивал лубочный образ "русского медведя", демонстрируя ее жителям человека удивительно культурного, начитанного, свободно говорившего на едва ли не десятке европейских языков и пишущего блестящие тексты. В историю мировой культуры вошли знаменитые холостяцкие "обеды пяти", в которых участвовали пять видных авторов той поры (1870-е годы): Гюстав Флобер, Эдмон Гонкур, Альфонс Доде, Эмиль Золя и Иван Тургенев. Идею подал Флобер, но "гвоздем программы" неизменно становился Тургенев. Обеды (в ресторанах или на квартирах) проходили раз в месяц; во время них литераторы отводили душу, рассуждая о литературе и прочих возвышенных вещах и делясь байками.

Сцены охоты.

На одном из обедов присутствовал Ги де Мопассан, записавший взволновавшую его историю о том, как Тургенев встретился с русалкой. Она отражена в новелле Мопассана "Страх", состоящей из пересказов нескольких вроде бы житейских, но пугающе необъяснимых казусов, поведанных разными людьми. По описанию Мопассана, встречу с русалкой Тургенев пережил сравнительно молодым человеком во время охоты. Он достаточно удалился от дома и наткнулся на лесное озеро. Ввиду жаркого дня он разделся донага и бросился в воду. Плавал, наслаждался прохладой, и вдруг… кто-то коснулся его сзади! Обернувшись, Тургенев едва не утонул от ужаса, увидев существо, покрытое шерстью и водорослями, но с длинными волосами и отвисшими грудями. Молодой охотник в панике поплыл к берегу – русалка за ним. Он подхватил одежду, ружье и нагишом бросился в лес. Чудище гналось. Так они бежали, пока не повстречали пастуха со стадом, и тот помог Тургеневу обратить "русалку" в бегство. А заодно рассказал ему, что это была местная сумасшедшая, которую из жалости кормили крестьяне. Но заканчивал Тургенев собственный рассказ неизменно тем, что пережитый им страх был, возможно, самым леденящим за все его годы. Несмотря на реалистическую подоплеку эпизода, казавшегося мистическим.

Иван Сергеевич в прозе был одним из первых русских мистиков. Многие из его знаменитых стихотворений в прозе обращены к таинственному и непознанному: то он беседует с умершим другом, то видит во сне конец света. Рассказ из школьной программы "Бежин луг" тоже полон страшных историй, в которые истово верят крестьянские дети. Главного героя, мальчика Павлушу, окликает из-под воды утонувший какое-то время назад Вася – и спустя год Павлуша гибнет, упав с лошади.


Бежин луг. 

Мне запомнились из рассказа Тамары Владимировны две жуткие истории, связанные с матерью писателя Варварой Петровной Лутовиновой. По свидетельствам историков, она была деловой женщиной совершенно современного типа – волевой, практичной, расчетливой, успешно ведущей огромное хозяйство. Несметное богатство досталось ей от дяди. К этому вздорному старику девушка убежала шестнадцати лет из дома отчима. Дядя принял Варвару и назначил единственной наследницей своего состояния. Но однажды он увидел, как она подала милостыню нищему, представлявшемуся солдатом Наполеоновской кампании. Старик разгневался: транжиришь мое добро, завтра же лишу тебя наследства! Ночью он скончался, не увидев завтрашнего дня. Была ли то рука судьбы – или Варвара Петровна, точно леди Макбет Мценского уезда, сварила дядьке каких-нибудь грибков с кашицей, история умалчивает.

Авторитарный характер Варвара Петровна, видно, унаследовала от дяди. Сергею Николаевичу Тургеневу сама сделала предложение. Он отказаться не посмел не только потому, что у нее было тысяча душ и конный завод, а у него сто – и на самом деле увлекся этой незаурядной женщиной, хоть она и не блистала внешностью. Она же выходила замуж за Тургенева по любви. Сыновей Варвара воспитывала с помощью порки. При одной экзекуции Коленьки даже потеряла сознание. Ванечку Варвара Петровна любила больше, но все равно секла: в то время считалось, что если детей не порют, на их воспитание махнули рукой. "Воспитывала" она и взрослых сыновей. Привязанность Ивана к охоте одобряла и покупала ему ружья, собак, крепостных егерей. А вот любовь к "проклятой цыганке", наоборот, порицала и наказывала сына материально: не давала денег. Таким же финансовым шантажом Варвара Петровна пыталась "регулировать" личную жизнь старшего сына Николая. О чем гласит вторая мрачная история.


Представители рода Тургеневых и родовой герб

Николай Сергеевич жил в гражданском браке с немкой Анной Яковлевной Шварц. Они бедствовали: мать не одобряла мезальянс, не давала сыну денег и даже запретила Ивану его поддерживать. Варвара Петровна требовала от Ивана добиться, чтобы Николай бросил невенчанную жену. Меж тем они нажили уже троих детей. Однажды Варвара Петровна повелела показать ей детей. Их специально привезли из Петербурга, но бабка позволила всего лишь провести малышей под окном, у которого сидела – и потом сказала, что младшенький отпрыск Николая похож на "ее Ванечку". Но вместо помощи, на которую уповали родители, Варвара Петровна приказала… привезти ей портреты детей. Рассказывают, что когда ей привезли рисунки, она заперлась с ними в комнате, и дворня услышала звон стекла. Потом хозяйка разрешила увезти портреты. Все три ребенка умерли в ту же зиму… О несчастных детях не осталось документальных свидетельств – даже имена их неизвестны. Даже какого пола они были…

После смерти матери Иван уступил брату Тургенево, себе оставил Спасское (ныне – Спасское-Лутовиново), и все изменилось: Николай разбогател, а у Ивана дела пошли хуже, да и отношения между братьями расстроились.

Возможно, потаенная жизнь дворянских усадеб, "скелеты в шкафах" и повороты судеб, не уступавшие античным трагедиям, навели Тургенева на замысел повести в письмах, которая называется так же, как и произведение Гёте: "Фауст". Трагедия немецкого драматурга играет в повествовании громадную роль. Помещик Павел Александрович вернулся в родную деревню и узнал, что по соседству проживает его университетский товарищ, женатый на первой любви рассказчика Вере. В свое время мать Веры запретила их брак. Но теперь матери нет в живых, и Павле Александрович пытается возродить юношеские отношения, используя как ключ к сердцу Веры текст "Фауста". Его не смущает, что любимая замужем и растит дочку. В этой повести в девяти письмах есть все элементы "готического романа" – отцовское проклятие, рок, преследующий членов семьи, оживающий портрет, призрак, появляющийся в кульминационных сценах, и безвременная смерть бедной женщины. Это не самая известная из повестей Тургенева – но одна из самых ирреальных. Так что Иван Сергеевич внес существенный вклад в становление русской литературной фантастики.

Введенская церковь.

…В числе личных вещей Тургенева, которые Полина Виардо после его смерти передала в Россию, были перстень, который писатель считал волшебным, и медальон с прядью волос его кумира – Пушкина. Эту прядь он купил за большую сумму у кого-то из челяди Пушкина, когда прощался с мертвым поэтом. Александр Сергеевич и сам знал толк в мистике и оценил бы этот жест.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "МУЗЕИ"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Спектакли БДТ им.Товстоногова с участием Светланы Крючковой пройдут в Москве
Вениамин Смехов: "В "сухом остатке" получаем бурные аплодисменты…"
Выставка полотен семьи художников Рудаковых в Рязани

В Москве

Волшебная пуля Тителя: опера как видеоигра
Сегодня В Третьяковской галерее открывается масштабная экспозиция "Россия глазами художников"
Каникул не будет! Открытие XIV Летней театральной школы СТД РФ
Новости музеев ВСЕ НОВОСТИ МУЗЕЕВ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть