Инна Чурикова: королева и купчиха, баронесса и ткачиха
27 января 2023
Премьера в Рязанском театре драмы: "Доходное место" Александра Островского
27 января 2023
Крещенский фестиваль в Новой опере. История Фауста.
27 января 2023
Какой эксклюзивный подарок можно сделать?
26 января 2023

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

"Встретимся у Марины"

Сегодня 130 лет со дня рождения Марины Ивановны Цветаевой.

Марина Цветаева. Фото: m.5-tv.ru
Марина Цветаева. Фото: m.5-tv.ru

В честь юбилейной даты "Ревизор.ru" подготовил венок поэтических посвящений Марине Цветаевой. Стихи написаны современными поэтами, живущими во многих городах России, представителями разных поколений.

Из антологии "Аве Марина: Стихи русских поэтов XX – начала XXI века", редактор-составитель Галина Булатова (Казань, Издательство Академии наук Республики Татарстан, 2018).

Сергей Брель
 
Сергей Брель. Фото: bigbookname.com
 

МАРИНЕ ЦВЕТАЕВОЙ
 
Не говори, что свет померк:
он близок!
Вот так выводят на кронверк
под бризы.
 
Так не-встречаются, петли
не ищут.
Так расточаются – цари
для нищих.
 
Что тело? – временное не-
сближенье,
разлука, ставшая вдвойне
блаженней.
 
Что дух? – угаданный полёт
двудужья
бровей, движение пород
под ружья.
 
Не говори, что высота
бездушна,
и мир открытые уста
разрушат.
 
Но только взору чернеца –
та книга,
и жизнь – отверстые сердца
воздвигнут.
 
Галина Булатова
 

Фото из личного архива автора. 


АВЕ МАРИНА
 
Где он, Серебряный чародей?
Только мелькнула пята его.
Я обронила даму червей,
Он обронил Цветаеву…
 
Будто на старом половике,
Выцвели, стёрлись цвета его.
А на верёвочном пояске
Красная нить – Цветаева…
 
Где он, Серебряный, роковой?
Намертво сжаты уста его.
Кто вы такие, – шумит прибой, –
Чтобы судить Цветаеву?
 
Где он, Серебряный этот век?
Канули в Лету лета его?
Аве, – луна замедляет бег,
Чтобы по строчкам любимых рек
Перечитать Цветаеву.
 

Игорь Царёв (1955 – 2013)
 
Игорь Царев. Фото: interlit2001.com
 

* * *
Марине Цветаевой

Когда в елабужской глуши,
В её безмолвии обидном,
На тонком пульсе нитевидном
Повисла пуговка души,
Лишь сучий вой по пустырям
Перемежался плачем птичьим…
А мир кичился безразличьем
И был воинственно упрям…
Господь ладонью по ночам
Вслепую проводил по лицам,
И не спускал самоубийцам
То, что прощал их палачам…
Зачтёт ли он свечу в горсти,
Молитву с каплей стеарина?
Мой Бог, её зовут Марина,
Прости, бессмертную, прости.
 

Эдуард Учаров


Фото из личного архива автора.

 
М.Ц.

Рахиму Гайсину
 
Какой виной земля раздавлена
у приснопамятной могилы,
ведь Кама берегу оставила
ту, что на небо уходила?
 
Какое же проклятье чортово
её догнало в городище,
что в сорок первом жизнь зачёркнута,
а рваный стих бурлит и свищет?
 
Какая невозможность лживая
однажды хлопнула калиткой,
и страшный стон на Ворошилова
закончил то, что было пыткой?
 
Елабуга цветёт Цветаевой
и наливается рябиной,
где горло города сжимаемо
петлёй стихов её любимых…
 
(конец цитаты из антологии "Аве Марина")
 

Евгения Джен Баранова


Фото из личного архива автора.


ЦВЕТАЕВОЙ
 
И сверху дно, и снизу дно,
и жар теплушкой волоокой.
"Мне совершенно все равно,
где совершенно одинокой".
 
В какую даль, каким быльем,
в какие стены дольше биться.
Над умерщвленным журавлем
танцуют хищные синицы.
 
И всяк герой неуловим.
И тесен мир, как русский дольник.
Запомни, друг мой, на крови,
лишь на крови растет шиповник.
 

Татьяна Риздвенко
 

Фото из личного архива автора.


АЗБУКА
 
Вот Мандельштам. На букву М,
в поэзии он ближе мамы.
Хоть Пастернак на П, — родство
неочевидно между нами.
 
Что ни открой, где ни копни:
все — от знакомцев до родни.
 
Возьмем в кузены Кузмина,
в друзья хотим До-бы-чи-на…
 
А это наш десятый класс —
Олейников, Введенский, Хармс.
 
В начале кто царит — на А —
шаль, плечи, в профиль голова?
 
А кто там — в Болшево — в конце —
мать, дочь, сестра в одном лице
— в молчанье замер на крыльце —
на Ц?
 
 

София Максимычева
 

Фото из личного архива автора.


"Цветок к груди приколот,
Кто приколол, - не помню."
Марина Цветаева.
 
В голодный год – свинцовый пал,
и поцелуи в грудь и шею.
С небесной выси свет упал;
прости за то, что не владею
холодным воздухом ночным
и тихим разумом пугливым,
где в душном сумраке молчим
на самом краешке обрыва.
 
Сорви цветок с моих волос,
пока ещё он пахнет кофе,
но в тёмном выговоре слов
уже неясен чёткий профиль.
Где нам, осевшим в пустоту,
не распознать: ни лиц, ни цвета...
И только птичий перестук
у горла плещется пригретый.
 

Ника Батхен

Фото из личного архива автора.

ОТ ТРЕТЬЕГО ЛИЦА
 
В коллекцию коктебелек
Ложится напев старинный.
Вот вы все твердите «берег»,
А я говорю «марина».
 
Вот вы все хотите глади,
Плодовой, упругой плоти,
А я выбираю платье,
Раскрытое в повороте.
 
Есть правда нутра и тлена,
Крутая тропа традиций,
А я выбираю пену,
В которой хочу родиться.
 
Движенье воды — на скалы.
Удары валов — о весла.
Да будут закаты алы!
Да будут прекрасны весны!
 
Лети, моя баркентина,
За жаркой рукой муссона,
За нордом к полярным льдинам,
Отважно, легко, бессонно…
 
Я черту скажу, не струшу,
Куски парусов спуская:
«А ну, не замайте душу —
Морская она, морская!».
 
И будут метаться птицы
Над сушей больной и бренной,
Когда перестану длиться,
А имя растает пеной.
 
Так право земли наруша,
Огнем застывает глина.
Шуршите губами «суша»,
А я промолчу «марина».
 

Ольга Григорьева
 
Фото: О. Григорьева в музее Анастасии Цветаевой (Павлодар, Казахстан). Из личного архива автора.
 
 
***
— Встретимся у Марины?
— Конечно, встретимся!
 Я прилечу в Москву —
 Борисоглебский, шесть.
 Мы не расстанемся
 И никогда не изверимся.
 Есть у Марины дом.
 И памятник – есть.
 Встретимся у Марины!
 Что – расстояние…
 Снова откроем
 Томик её стихов,
 И повторится
 Наше с тобой свидание –
 На горных тропинках строк,
 На стыке веков.
 Всё без неё – пустое,
 Крутимся, вертимся…
 Затормозив
 На больших своих скоростях,
 Все мы, конечно,
 Рано иль поздно встретимся —
 Там, у Марины.
 Там, у неё в гостях.
 
 
Анастасия Белоусова
 

Фото из личного архива автора.


И не моя вина, что я с рукой
По площадям хожу за счастьем.
                           Марина Цветаева
 
А ты катастрофа всем моим планам на завтра:
Ночь без сна, поздний завтрак, разруха в делах.
Время выносит меня на новый предел и ах –
Кружит опять на навигационных своих картах.
 
Невыносима, обидчива, далека от счастья,
Помню другую, что также ходила с ладонями,
Ты перестань реветь, ты подожди, Настя
Нового дня...
 

Ирина Грехова


Фото из личного архива автора.


Душа от всего растёт,
больше всего – от потерь.
М. Цветаева

Душа от всего растёт,
Особенно – от  потерь.
Становится дёгтем – мёд,
Открытой любая дверь.
Становится всё равно,
Что жизни часы идут.
Душа растёт от всего,
Когда в высоту – маршрут,
Когда и спирально и
Стихийно теряет вдруг
Пристрастия все свои –
Мятущейся жизни круг.
Душа раздаётся вширь
И к небу под самый верх.
И тело ей – монастырь,
Где будет отмолен грех.
Растёт от всего душа,
И, круг завершив потерь,
Уходит, на зов спеша,
В открытую небом дверь.


Роман Смирнов
 

Фото из личного архива автора.

Дожди Елабуги
 
Вы, идущие мимо меня
М. Цветаева
 
А стоит ли дальше, а нужно ли
искать этой жизни резон?
Уходит дорога зауженно,
спускается за горизонт.
 
Эй, ворон, чего начертил ещё?!
В ночи не видать ни черта!
За мной, мои сёстры, в чистилище, –
гордыня, тщета, нищета!
 
Не первая и не последняя,
меняя простор на постой,
в закатный придел поселения
вхожу прихожанкой простой.
 
А если в землицу ложиться мне,
то так, чтоб “ищи-не ищи”.
Покроет Россию божницами
души переломленный щит.
 
Не выла в бреду и не плакала,
бродя меж берёз и осин.
Прольются дожди над Елабугой,
слезами пойдут по Руси,
 
и вымоют долгими ливнями,
и вымолят сотни Марин,
пока будут ждать терпеливые,
бумажные “церкви” мои.
 

Анна Голубкова


Фото из личного архива автора. 

Неровною походкой смерть бродит по земле.
В сенях поэт Цветаева качается в петле.
Владимир Маяковский с дыркою в груди
безлунной летней ночью шагает впереди.
Глядит писатель Гаршин, как в зеркало, в пролет,
сейчас чуть наклонится и сразу упадет.
А кто-то неизвестный – об стенку головой…
Пожалуйста, прости мне, что я еще живой!


Елена Севрюгина
 

Фото из личного архива автора.

* * *
 
лёгкая тростинка на ветру,
может быть, сегодня я умру –
просто опознай меня, похожий,
в кровяном брожении под кожей,
в янтаре, врачующем кору...
 
кто я нынче? вещая трава,
вечная мольба или молва,
душной страсти привкус комариный,
марой ли, мареной ли, мариной
я была – останутся слова...
 
ты на них попристальней гляди,
чтобы ожила в твоей груди
ласточка с ахматовским прицелом -
станешь просветлённым, но не целым,
обернувшись в камские дожди
 
нынче холодна твоя кровать,
станем вместе море моревать...
вяжет рот, в пути сбивает с толку
терпкий вкус рябиновой настойки –
это значит, смерти не бывать...
 
это значит, ветрено-хмельна,
забродила времени вина,
и в чаду застолий будет литься
речь моя, полынь и медуница,
красная больная бузина
 
 
Ольга Иванова
 

Фото из личного архива автора.


ЦВЕТАЕВА
 
вызлена штормами ли, штилем
берега по ходу попутав
[ибо по-любому под килем
не ахти отмерено футов]
 
мимо колготы осетриной
херя сволоты хороводы
атомной ушла субмариной
в немоты бездонные воды
 
прочь от пирога выживанья
[сиречь рычага угробленья]
в вечные бега без названья
с вашего [ага] позволенья
 

Светлана Лоцманова
 


Баллада о новом человеке
 
"... Не похороните живой! Хорошенько проверьте" (с) из записок М. Цветаевой в обращении к писателям
 
Хочется скомкать себя и выпустить новую версию.
Жалко, пересобрать некому это месиво.
Может, китайцы свистнули
К ленточному конвейеру
У лаоваев генные, с терракотою,
Полые образцы?
Выйти тогда в провинции, с линии Цинь империи,
Вестимо, без лицензии, на берега Янцзы.
 
Доковылять до морюшка,
Выбившись мятной пеною с юбок Марины крашеной,
Или Катюшей пляшущей
До золотой зари,
С яблонями да грушами,
Только не в прах с кувшинами,
(Ценностей нет, потрачено),
Лишь бы не зэчкой в башню,
Главное повтори —
Не хороните заживо! —
Меня ни на секунду,
Слышите?
Даже когда рассерженны,
Или когда в раздумьях
Выкушали с огрызками
Дюшесы или ранеты,
Вымусолив рубли:
Стою ли я полушку,
И вывозима ли?
А рэп мы читать не будем,
Тем более итальянский.
В нашей деревне — Крым,
Русский — пятиэтажный.
 
Проснешься таким же.
В дым.
 
Планы построишь важно,
Выползешь в магазин,
После — на пляж, где станешь
Смуглым (еще одним)
Пятнышком на пейзаже,
Застигнутым с рожками
Рыбьих сухих яиц —
Кошельками русалочьими,
Выпотрошишь и их,
Пачкая всё внутри
Чем-то большим и влажным,
Может быть, Черным Морем
В рубчиках синеньких.
"Я изменилась", — скажешь
Есть куда дальше плыть,
В Тихий или Индийский
Где среди мант парит
Как человеческий дьявол
Поэтически новый вид,
Соприкасаясь с богами,
Чьи крылья как плавники,
В земную ныряя ауру
На всю глубину любви,
Выплыву просветлённой,
Ставшей одной из Них.
 
На Эхе Москвы замажут
Помехи в дыхании.
 
 
Алевтина Бояринцева   
 

Фото из личного архива автора.


Да, скучными казались
Вам музыки уроки.
Но Музыкой особой
Тревожат Ваши строки.
 
Порыв, движенье, пауза…
Мгновение – падение…
Все рассказала музыка
О счастье и смирении.
 
И горе, и бесстрашие –
Все накалялось музыкой.
Вы с музыкой – союзники,
Мы узники – без музы.
 
Татьяна Осинцева


Фото из личного архива автора. 


Елабуга-лучина

Жизнь – Елабужная Кама,
А, точнее, камень в рот,
То ли осень так упряма,
То ли ветер бьёт в живот.

То ли сыплет правда-матка
Серой солью по глазам,
То ль глухая слышит хатка:
Я чужого не отдам.

То ль толкает лихо в спину,
И томит в душе сквозняк,
Подольдовую Марину
Отпускает Пастернак.

Было: дальняя дорога,
Чем же сердце утишать?
Ведь от слога жди порога,
Кто-то скажет: не дышать.

Не улов чудесный ранний:
Сани и соборный толк,
А журавлик на аркане,
Жальче – знает только волк.

Сердце бедное на клочья,
Отдохнёшь, никто не спас,
В кровных строчках нету мочи,
Нет лучины про запас.

Осень – охра и Успенье.
Стынь, стерня и волчий плач.
Вечно всенощное бденье.
Над лучинушкой палач.

***
Марина – это, значит, море,
Ещё свобода языков,
И поэтическое горе
Не убивать в себе врагов.

А совместиться полюбовно
В непрекращающийся долг,
Когда бессмертие условно,
Не навсегда в себе умолк.

Пусть вся московская громада -
Твоё лихое волшебство,
И цветоносная отрада:
Покров и снега божество.

И астра ждёт и не дождётся
Прикосновения луча,
Марина – это много солнца,
И крылья, крылья на плечах.

И слово, что сдвигает горы
И из могилы достаёт,
Так в первый раз взойти на хоры
Да в Литургический полёт.

Да хлеба дать голодным детям,
Да на поминки рыбу дать,
Елабуга-лучина светит,
И прячет Кама благодать.

Снежана Максимычева
 

Фото из личного архива автора.

С покровительства Иоанна:
Богослов – не случайна ль связь? -
Родилась пред зарёй туманной,
Чтоб стихи из кудели прясть.
 
Ни святой не была, ни падшей,
Кто осудит – пройди тот путь.
Бог отринутый. И не спасший.
Растоптали. Теперь шагнуть.
 
И крепка, вот беда, верёвка!
В крестном знаменьи – смерть легка.
Как же он пошутил так ловко:
Хоть повеситься – так крепка!
 
Вновь огнем налилась рябина,
Как же горек напиток твой!
Все запомнят меня Мариной.
Да, Цветаевой.
Да, живой.
 
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ЛИТЕРАТУРА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Инна Чурикова: королева и купчиха, баронесса и ткачиха
Премьера в Рязанском театре драмы: "Доходное место" Александра Островского
Крещенский фестиваль в Новой опере. История Фауста.

В Москве

Встреча с театром
В Москве пройдет спектакль "Рабочий и колхозница. Гала. 85 лет любви"
Прогулка по цехам: музыкальная переквалификация
Новости литературы ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть