Партнёрство на крещендо
18 мая 2024
Воспитание театром
17 мая 2024
От идеи до реализации – один грант!
17 мая 2024
Сто лет "Мурзилке"!
17 мая 2024

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Театральный режиссер Иван Орлов: "Цифровой театр — это зона воздуха, свободной игры и импровизации"

Привычные произведения Островского в новом цифровом формате могут посмотреть зрители в Интернете.

Фото предоставлено автором статьи
Фото предоставлено автором статьи

Одним из участников проекта, реализованного при поддержке Президентского фонда культурных инициатив, стал Иван Орлов, главный режиссер томского ТЮЗа, представивший свое видение "Грозы". Для своей первой постановки в цифровом формате ONLiFE Иван пригласил для участия хорошо знакомых ему по многолетней работе в новосибирских театрах актеров. Например, роль Кабанихи в спектакле исполняет заслуженная артистка России Светлана Галкина.

Театральный режиссер Иван Орлов: "Цифровой театр — это зона воздуха, свободной игры и импровизации"
 
Привычные произведения Островского в новом цифровом формате могут посмотреть зрители в Интернете. Одним из участников проекта, реализованного при поддержке  Президентского фонда культурных инициатив, стал Иван Орлов, главный режиссер томского ТЮЗа, представивший свое видение "Грозы".
 
Для своей первой постановки в цифровом формате ONLiFE Иван пригласил для участия хорошо знакомых ему по многолетней работе в новосибирских театрах актеров. Например, роль Кабанихи в спектакле исполняет заслуженная артистка России Светлана Галкина.

 
Предлагаю начать с русской классики. Иван, скажите честно, Вы любите Островского?
 
У меня очень сложные отношения с Островским. В институте я долгое время не понимал, что с этим текстом вообще можно делать. Леонид Ефимович Хейфец, мой мастер, всегда говорил (хочется сказать "говорит"), что театр — это зона мощнейших столкновений, что интересно в театре только что-то выходящее из зоны нормального, обычного. Театр — это про страсть. И когда с таким запросом ты подходишь к материалу и вдруг открываешь Островского, ты вообще не понимаешь, где ты, а где этот мир. Я знал, что театр, который меня волнует, должен говорить особым языком. Нужно искать этот язык. Если ты находишь верный сегодняшний камертон, ты начинаешь приходить в шок от того, о чем эти тексты и насколько они про меня, насколько это всё сегодня звенит.
 
Почему "Гроза"?
 
С пьесой "Гроза" всё было еще более серьезно. Ольга Семеновна Хенкина позвала меня сделать что-нибудь во МХАТе и сказала, что есть возможность поставить "Грозу". Я начал работать над спектаклем, но понял, что у меня на складывается то, что я хочу. Я пришел к Олегу Павловичу Табакову, гениальному человеку и продюсеру, и сказал: "Давайте попробуем что-то другое?" А он ответил: "Да, Иван, давайте попробуем что-нибудь новое". И потом мы сделали другую работу. "Гроза" была для меня незакрытым гештальтом. Я стал думать о музыкальном оформлении — и о Леониде Федорове с его любовью к обэриутам, миру очень объемному и многомерному. Он берет фольклор и так смотрит на него, что ты понимаешь, что это про сегодня. Леонид — человек очень открытый. Мы договорились, что всё, что он делает, он делает так, чтобы потом создать из этого альбом. Так у Леонида Федорова вышел альбом "Гроза". В общем, Островский начал меня манить. Я очень рад, когда меня пригласили в проект "Островский ONLiFE: сквозь время и расстояние", потому что я никогда в своей жизни не мог представить себе, что можно прикоснуться к совершенно новому жанру. Это так редко, когда ты находишься у истоков чего-то нового.
 
Расскажите о вашей работе в ONLiFE формате.
 
Я спросил себя: а что вообще такое формат цифрового театра? Во время пандемии произошел расцвет этого жанра. Все понимали, что мы просто все сильно скучаем по театру и пережидаем это время в цифре, но уже в тот момент у меня возникло ощущение, что здесь можно делать что-то такое, чего нельзя делать в театре. Цифровой театр — это спектакль для камеры. А не является ли тогда цифровой театр кино? Я хотел понять, за что я люблю театр и чего мне тотально недостает в кино. Я люблю театр именно за его мобильность и за то, что ты можешь прийти за день до премьеры и понять, что у тебя ничего не работает и что всё это надо выбросить в топку. Театр — это живой мобильный организм. Это зона абсолютной условности. В бесконечном количестве цехов ты можешь найти всё что угодно. Если тебе нужен корабль, ты можешь сделать его из трех стульев. Кино — это колоссальная организация. Есть формат цифрового театра. Это просто подарок судьбы. Можно попробовать перенести эту легкость и мобильность туда и сделать так, чтобы работа над спектаклем не была забита гвоздями эпизодника и эскизов к спектаклю.
 
Какую задачу Вы перед собой ставили как режиссер ONLiFE спектакля?
 
У нас не было задачи снять художественное кино. Была задача сделать спектакль. Мне очень хотелось, чтобы это было живым. Воздух нашего спектакля соответствует духу эскиза, и мне кажется, тоже в этом его ценность, его легкость. Этот опыт был прежде всего лабораторным. Сейчас происходит рождение цифрового театра. Как режиссер я шагнул в зону совершенно неведомого, и мне кажется, что для нас это была исследовательская работа. Ты пытаешься рассказать историю, которая тебя волнует. Когда я заманивал всех в работу, я говорил: "Ребята, не было такого еще. Давайте попробуем. Давайте на площадке постараемся создать что-то новое". Это был такой расширяющий опыт, когда мы начали знакомиться с хозяевами дома, который нам предоставили для съемок. Это космические люди, которые помогали нам что-то понять про место. Ты находишься внутри локации — и это всё же остается театром. Это не кино. Нет необходимости разбивать на восьмерки и снимать по реплике. Мы снимали 20-минутными сценами, с которыми потом работали на монтаже.
 
Как вы собирали команду для спектакля?
 
Я собрал компанию артистов, с которыми мы говорим на одном языке, которым я по-настоящему доверяю, понимая, что репетировать мы можем по ночам, потому что они работают в разных театрах и очень заняты. Мобильность в том, как собрать эту компанию, как организовать съемочный процесс, как найти оператора, который будет жить у тебя дома. Днем вы будете снимать, а ночью — делать черновой монтаж. А если понимаешь, что завтра вся твоя история едет в другую сторону, ты можешь быстро переобуться в воздухе и суметь это всё это воплотить. На съемки "Грозы" оператор Илья Ловкий привез куб, и там такое количество вариаций света, что ты понимаешь, что штанкеты больше не нужны. Цифровой театр — это зона воздуха, свободной игры и импровизации, которая очень трудна в профессиональном кино. Цифровой театр дарит чувство, что возможно всё.
 
Вы приняли решение перенести действие "Грозы" в современность. Как Вы работали с актерами?

Мы задались вопросом, кто такие Кабановы и что держит их вместе. Семья действительно очень связывает людей, но еще больше их связывает общее дело. Если у тебя есть семейный бизнес, то ты завязан на таком количестве вины, ты испытываешь гораздо большую ответственность. Мясокомбинат, общий семейный бизнес — это то, что могло бы их сплотить, жесткая цепь, которая не позволяет героям просто собрать вещи и уехать. Оказалось, что есть знакомые, у которых этот мясокомбинат есть! Можно напроситься и попробовать с этим поработать. Когда ты видишь реальную коровью голову, и мысли не возникает к ней прикоснуться. Тебя просто оторопь берет. И это работает совершенно по-другому. Через артиста проявляется совершенно особая энергия, когда он берет в руки что-то настоящее.

 
"Островский ONLiFE: сквозь время и расстояние" — это проект цифрового театра, который делает акцент на значимости регионов. Несколько лет Вы работали режиссером-постановщиком Новосибирского академического молодежного театра "Глобус", а недавно стали главным режиссером Томского ТЮЗа. В чем, на Ваш взгляд, преимущество ONLiFE формата, когда речь идет о региональном театре?
 
Сейчас, к счастью, есть большое количество фестивалей, куда приезжают маленькие театры из разных городов, но мы видим эти спектакли в контексте московской сцены. И это уже совершенно другое, потому что место тотально деформирует наше видение этой работы. То же самое происходит, когда петербургский или московский режиссер приезжает что-то ставить в регион. Я знаю это по себе. Это вопрос оптики. Тот художественный язык, на котором рассказывается история, очень тонко меняется благодаря месту и людям, которые будут смотреть спектакль. Театр — это прежде всего настоящий разговор. Он должен получиться. Если диалога нет — грош цена этому спектаклю, это бесполезный спектакль, он не нужен. Принято думать, что в региональном театре всё попроще. Это неправда. Зритель совершенно разный. Важно не сделать вид, что ты наладил коммуникацию, а действительно ее наладить. Цифровой формат позволяет увидеть спектакль в той локации, где он реально находится, и в том контексте, в котором он родился и живет.
 
Театр будущего — какой он для Вас?
 
Это вопрос прежде всего к театроведу, к профессиональному зрителю и историку. Я могу говорить только как практик. Театр — это большая игра. Это гигантское пространство возможностей и вариативности игры. Для меня театр — это игра в пространстве и попытка осмысления через нее на первый взгляд бессмысленных вещей, которые происходят в жизни. Театр позволяет обрести смысл в пространстве абсурда. Когда мы формулируем этот смысл, он становится живым, возникает новый мир. Какими средствами этой игры добиваться, не имеет никакого значения. Мне как зрителю интересно, что происходит сегодня в театре. Мне очень нравится смотреть спектакли без артистов, мне нравится смотреть спектакли, где, скажем так, играют с сухими смыслами. Я понимаю, что со мной играют в какую-то игру. Игра есть, и кто будет со мной играть, мне все равно. Просто есть разные задачи и художественные образы. Технологии создают новые миры. Жизнь становится сложнее, человек становится сложнее. Мы можем говорить теперь о более тонких вещах.
 
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ТЕАТР"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Партнёрство на крещендо
Воспитание театром
От идеи до реализации – один грант!

В Москве

Молодые выпускники "Академии А. Белова и О. Кормухиной" дадут музыкальный квартирник "Встречаем лето"
Премьера спектакля "Добыть Тарковского" в московском театре "Пространство "Внутри"
"САШАШИШИН" по роману Александры Николаенко "Убить Бобрыкина" в театре "Современник"
Новости театров ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРОВ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть