Самые красивые мечети Казани
25 января 2022
Кумир миллионов: день рождения Владимира Семеновича Высоцкого
25 января 2022
Как Высоцкий звучит на языках народов мира
25 января 2022
Резиденция "Академия Звука" объявила open call для начинающих музыкантов
24 января 2022

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Шарль Бодлер и декаденты

Специально для "Ревизора.ru" – к 200-летию Шарля Бодлера.

Евгений Попов. Фото В. Попова.
Евгений Попов. Фото В. Попова.

Французскому поэту Шарлю Бодлеру 9 апреля 2021 года исполнилось бы 200 лет. И исполнилось. Его помнят и знают. Он живее многих живых, почти как Ленин.

Название моих скромных заметок перекликается с заголовком известного сочинения Горького "Поль Верлен и декаденты".

Это 1896 год.  Алексею  Максимовичу нет еще и 30-ти. Он еще не памятник. Он в этой статье подробно останавливается на идейно-ущербной тематике декадентского искусства. Мрачный пессимизм, мотивы уныния, тоски, вечной неудовлетворенности, пророческого бреда, болезней постоянно варьируются в произведениях декадентов как в живописи, так и в поэзии. Но, по выражению Горького, главной героиней декадентов всех мастей является смерть. 

Как известно, Бодлер умер в 1867-м. Публикация "Цветов зла" в России была запрещена еще при его жизни в 1859 году. Цензоры сочли эти стихи безнравственными и запрет был снят только в 1906 году, после событий 1905 года, когда в России осязаемо возник призрак свободы.

Charles Baudelaire. Фото: Фото: pinterest.ru.

Хотя первые переводы Бодлера, сделанные в "ужасной, царской, николаевской" России  время от времени появлялись в печати. Переводили их, например, Николай Курочкин, который с 1862 года состоял под секретным надзором в связи с делом о "лицах, обвиняемых в сношениях с лондонскими пропагандистами" и после покушения на Александра II просидел четыре месяца в Петропавловской крепости за связи с "государственными преступниками" и эмигрантами". И другой "диссидент" той эпохи сатирик Дмитрий Минаев. Их, в основном, интересовали социально-критические мотивы творчества  Бодлера.

В1895 году даже вышел целый сборник "русского Бодлера" , состоящий из 53 стихотворений. В переводе еще одного из "бесов" того времени, террориста-народовольца, Петра Якубовича-Мельшина, который в середине XIX в. возглавлял петербургскую организацию “Народной воли”, в  1884 году был заключен в Петропавловскую крепость, а в 1887-м получил 18 лет каторги. Для него эти стихи – "динамитная бомба, упавшая во французское общество". И это для народовольца, разумеется, ХОРОШО.

Позже эти стихи были с восторгом приняты декадентами конца века - В. Брюсовым, Вяч. Ивановым,  К. Бальмонтом и др., которые бредили ПЕРЕМЕНАМИ, как персонажи знаменитой перестроечной песни Виктора Цоя,  и считали "сатанинского" Бодлера с его моральным и эстетическим дендизмом прямым своим союзником на пути преобразования искусства буржуазного мира в нужном, ПРАВИЛЬНОМ направлении. Направлении декаданса. И это  тоже было ХОРОШО.
 
Бальмонт писал тогда, обличая трусливую, консервативную интеллигенцию. Он не знал еще, что закончит свои дни в эмиграции:

Кто не верит в победу сознательных смелых Рабочих,
Тот играет в бесчестно-двойную игру.
Он чужое берёт, на чужое довольно охочих,
Он свободу берёт, обагрённую кровью Рабочих,
Что ж, бери, всем она, но скажи: "Я чужое беру".
 
Даже И.А. Бунин, тогда еще не испытавший "окаянных дней", счел автора "талантливым поэтом", каковым Бодлер, скорей всего, и был.

Николай Гумилев подарил "Цветы зла"в 1908 году Анне Ахматовой. Позже переводил Бодлера.

Фото: thewallmagazine.ru

А вот Чехов Бодлера пародировал. В рассказе "Бабье царство" он описал некоего адвоката Лысевича, прилипалу и болтуна, который выражается так же  инфернально, как его французский "фюрер".

По первоначалу Бодлер  был  менее известен в России, чем Золя, Мопассан или тот же Верлен, но когда за дело взялись восторгавшиеся им М. Цветаева и С. Парнок, ситуация резко изменилась,  и главный "цветок зла", "пришелся" стране, в которой декаденты, типа Менжинского, служили в ЧК и участвовали в репрессиях, по сравнению с которыми бодлеровские "цветы зла" оказывались цветочками.

Однако вскоре декорация опять обновилась, и декаданс вместе с "левым искусством" стал для новых властей персоной нон-грата.

Троцкий обвинял декадентов в том, что они хотят уйти от "бурных социальных противоречий" в мир чистого искусства. По объяснению умного марксиста Плеханова, если литературное развитие русского декадентства и не вполне ещё соответствовало существовавшей в России системе капиталистических отношений, то корни его следует искать в условиях  реакции конца XIX века.

В СССР Бодлера до 1965 года  мало или почти  не издавали, как, например, перестали издавать и  временно очаровавшего большевиков Фрейда.

Всплеск интереса к нему возник после "перестройки", в новые "декадентские" годы. Он вошел в моду. Расхожей цитатой стала фраза  Бодлера "Этот мир покрыт столь толстым слоем пошлости, что презрение к нему со стороны каждого умного человека неизбежно принимает силу страсти". Была  даже издана популярная прозаическая антология "РУССКИЕ ЦВЕТЫ ЗЛА", куда составитель включил Петрушевскую, Сорокина, Гаврилова, Яркевича, себя и даже почему-то Виктора Петровича Астафьева. Я тоже в этом сборнике, увы, присутствую, хотя вряд ли похож на какой-либо цветок… Скорее – на корнеплод.

Фото: bookmix.ru.

Ну, это все шуточки, а если серьезно, то я не могу понять, как случилось, что творчество Бодлера непостижимым образом повлияло на русскую поэзию ХХ века. А в особенности на стихи поэтов конца ХХ века. Таких вот, как Парщиков, Жданов, Еременко, Кривулин.

Которые, скорей всего, обиделись бы, если я назвал их декадентами.

ПАРЩИКОВ:

Где точка опоры? Не по учебнику помню: галактики контур остист,
где точка опоры? Ушедший в воронку, чем кончится гаснущий свист?
 
Или перед собой ее держит к забору теснящийся пыльный бурунчик,
или на донце сознания носит ее трясогузка – прыткий стаканчик?
 
Но уронится заверть в  расцепе с небесной зубчаткой, а птичка
вдоль отмели прыг-скок и ушла, надо мной ли висит эта точка?
 
В сравнении с ней элементы восьмого периода – пух, дирижабли,
так тяжела эта точка и неустойчива – лишь время ее окружает,
 
лишь ошметки вселенной и палочки-души (две-три), прежде чем
утратиться вовсе, край иглы озирают, и – нет глубже ям.
 
ЖДАНОВ:

Есть такое время, за которым
никаким часам не уследить.
Мимо царств прошедшие народы
листобоем двинутся в леса,
вдоль перрона, на краю природы,
проплывут, как окна, небеса.
Проплывут замедленные лица,
вскрикнет птица — это лист падет.
Только долго, долго будет длиться
под твоей рукой его полет.

ЕРЕМЕНКО:

Идиотизм, доведенный до автоматизма.
Или последняя туча рассеянной бури.
Автоматизм, доведенный до идиотизма,
мальчик-зима, поутру накурившийся дури.

Сколько еще в подсознанье активных завалов,
тайной торпедой до первой бутылки подшитых.
Как тебя тащит: от дзэна, битлов - до металла
и от трегубовских дел и до правозащитных.

Я-то надеялся все это вытравить разом
в годы застоя, как грязный стакан протирают.
Я-то боялся, что с третьим искусственным глазом
подзалетел, перебрал, прокололся, как фраер.

Все примитивно вокруг под сиянием лунным.
Всюду родимую Русь узнаю, и противно,
думая думу, лететь мне по рельсам чугунным.
Все примитивно. А надо еще примитивней.

КРИВУЛИН:

Деревья, усопшие в сером снегу,
и две одиноких вороны...
Идея России, насколько могу
проникнуть сознаньем за ровный,
открытый, казалось бы, даже врагу
остриженный холм уголовный, -
идея России не где-то в мозгу,
не в области некой духовной -
а здесь, на виду, в неоглядной глуши,
в опасном соседстве с душою
не ведающей, где границы души,
где собственное, где - чужое.

Верлен-Горький-Бодлер-"Серебряный век"-"метаметафористы", питерский андерграунд.

А конференция действительно важная. Вальтер Беньямин был совершенно прав, когда писал: " Через Бодлера явственны особенности культуры XIX века, переходящего в век ХХ".

Сплин, богема, буржуа, мода, толпа.

Бодлер – связующее звено двух веков.

"Мои предки "идиоты и маньяки", - говорил он. - Я – монах,  забывший Бога".
 
Сейчас эти маргинальные фразы мало кого могут шокировать. Культура догнала Бодлера, а мир окончательно сошел с ума к концу  ХХ века, давшего нам "10 дней, которые потрясли мир", Хиросиму, Холокост, ГУЛАГ, Джойса, Набокова, Генри Миллера, Берроуза.

Бодлер предвидел это и обращался к нам, обывателям:
 
Читатель с мирною душою,
Далекой ото всех грехов,
Ты не читай моих стихов…
 
Перевод Адриана Ламбле, русского поэта, закончившего свои дни в швейцарской психушке. 

Где сейчас найти  такого читателя? Да и был ли он?  "БЫЛ ЛИ  МАЛЬЧИК?"
 
И я обращаюсь к Горькому:

Уважаемый Алексей Максимович!

В настоящем искусстве нет бесполезных авторов. Ядами лечат. Пельмени невозможно есть без уксуса, перца и горчицы. Это я Вам говорю, как персонаж Вашей ранней прозы и как коренной сибиряк, родившийся в Красноярске, где и узнал о существовании Бодлера еще в школе № 20, где учился вместе с будущими качинскими бандитами и олигархами.

9 апреля 2021, Москва
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Самые красивые мечети Казани
Михаил Харит: "Мы живём в “договорной” реальности"
Кумир миллионов: день рождения Владимира Семеновича Высоцкого

В Москве

Театральная школа во всю страну
Закрытие VI фестиваля музыкальных театров "Видеть музыку"
В Москве проходит второй этап 41-го Международного студенческого фестиваля ВГИК
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть